gototopgototop

УДК 34

Злоупотребление дипломатическими привилегиями и иммунитетами

Гиноян Арман Арамович – студент магистратуры кафедры Международного права, европейского права  Юридического факультета Северо-Западного института управления – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Драчев Александр Александрович – студент магистратуры кафедры Международного права, европейского права  Юридического факультета Северо-Западного института управления – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Аннотация: С самых древних времен посланникам, - именуемым в настоящее время дипломатический представитель, предоставлялись широкие привилегии и иммунитеты, которые выражали в первую очередь почетное уважение принимающей стороны к дипломату, а также, предоставляли дипломату без каких-либо трудностей и внешних воздействий исполнять свое предназначение. Однако не все посланники использовали свои привилегии и иммунитеты в рамках необходимости осуществления своих функций и тем самым злоупотребляли ими для личных целей, а иногда и вовсе для преступной деятельности. В связи с этим неоднократно поднимался вопрос о необходимости и рамках предоставления таких привилегий и иммунитетов. В статье рассматриваются случаи злоупотребления дипломатическими представителями своими привилегиями и иммунитетами, ответственность дипломатических представителей и вопросы необходимости предоставления привилегий и иммунитетов в таком объеме.

Ключевые слова: Международная ответственность дипломатических представителей, злоупотребление привилегиями и иммунитетами, дипломатические привилегии и иммунитеты.

В последнее время в сфере международного права все чаще обсуждаются вопросы, связанные с дипломатическими иммунитетами и привилегиями. На активное обсуждение данных вопросов подтолкнуло не что иное, как злоупотребление со стороны дипломатических представительств и дипломатических агентов своих привилегий и иммунитетов.

Дипломатический иммунитет (от лат. immunitas - независимость, неподверженность) – это изъятие его бенефициара (носителя) из-под юрисдикции государства пребывания. В первую очередь носителями такого иммунитета являются глава дипломатического представительства и другие сотрудники из числа дипломатического персонала.

В ст.29 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961г. сказано, что личность дипломатического агента неприкосновенна, он не может подлежать аресту или задержанию в какой бы то ни было форме. [6] Также в этой статье указано, что государство пребывания обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все меры для защиты дипломатического агента. Однако не указано, как же поступать государству пребывания или его отдельным государственным органам в случае, если дипломатический агент злостно нарушает законодательство государства пребывания и тем самым злоупотребляет своими дипломатическими иммунитетами и привилегиями, которые ему предоставлены для надлежащего исполнения своих функций. Необходимо учитывать, что дипломатические агенты и представительства в целом, являются представителями аккредитующего государства в стране пребывания и тем самым своими действиями представляют то самое аккредитующее государство. Следовательно, некорректное поведение дипломатического агента ставит под удар репутацию аккредитующего государства и порождает определенные осложнения между двумя государствами.

В международной практике наблюдаются факты, когда сотрудники дипломатических ведомств или члены их семей совершают преступления. Так, например, представителем МИД Великобритании Уильямом Хейгом были приданы огласке данные по 18 преступлениям, в том числе о насилии сексуального характера, управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, торговле людьми, угрозы убийством - в которых были обвинены дипломаты, которые работали  в Великобритании начиная с 2010 года. Индийского заместителя генерального консула Девиани Кхобрагаде арестовали в Нью-Йoрке в 2013 году по подозрению в махинациях с визой; российского дипломата арестовали в Нидерландах по подозрению в жестоком обращении с детьми (Министерство иностранных дел РФ решительно отвергло выставленные обвинения).

В Вашингтоне, в 1997 году, дипломат Грузии, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, управляя автомобилем, насмерть сбил подростка [1]. В городе Алма-Ата, сотрудниками комитета национальной безопасности Казахстана, были задержаны две машины, закрепленные за посольством Таджикистана в Казахстане. Один из автомобилей принадлежал послу, второй - его подчиненному. С разрешения посольства машины были вскрыты. Оперативниками, в присутствии посла Таджикистана и сотрудников консульской службы казахского МИДа, был проведен тщательный обыск автомашин. В них было обнаружено, в совокупности, более 62 кг героина. В автомобиле посла также найдены денежные средства в размере 54 тысяч долларов США, а также банковский чек на сумму в 1 млн. 261 тысячу фунтов стерлингов. При обысках в гаражах торгового представительства Таджикистана в Казахстане было обнаружено еще 10 кг героина [7].

Приведенные примеры правонарушений и преступлений со стороны дипломатических агентов являются далеко не исчерпывающими. Именно подобные случаи и стали вызывать возмущения и недовольства, как со стороны общественности, так и со стороны государств пребывания. Нет никаких сомнений в том, что соверши вышеуказанные преступления обычный гражданин, то он был бы наказан по всей строгости закона. Однако, с дипломатическими агентами, касательно наказания, все обстоит немного иначе. Согласно ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях от 1961г. дипломатический агент пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции государства пребывания. Если рассматривать данное положение Конвенции в абсолютном характере, то оно ставит дипломатического агента в положение, при котором он может совершать любые правонарушения или преступления на территории государства пребывания и тем самым избежать уголовной ответственности. Однако, как известно, нормы международного права трактуются государствами не всегда одинаково и тем самым имеют различное применение. Далеко не всегда представляется возможным привлечь дипломата к ответственности в государстве пребывания, так как это полностью зависит от аккредитующего его государства. В частных случаях, например, аккредитующие государства идут на встречу и отказываются от иммунитета дипломатов, но лишь после того, как последние выехали за пределы страны пребывания.

Универсального и, в тоже время, эффективного метода решения вопросов о привлечении к ответственности дипломатов за уголовные, гражданские и административные правонарушения не предусматривается ни в доктринах международного права, ни в Венской Конвенции. На практике, при разрешении данного вопроса государства пребывания стремятся как можно скорее побудить аккредитующее государство отказаться от иммунитета виновного дипломата, нежели привлечь его к ответственности на родине. К уголовной ответственности привлечь дипломата не представляется возможным, однако его возможно выслать из страны и объявить персоной нот грата. В статье 9 Венской конвенции от 1961 года указано, что государство, принимающее дипломатическое лицо, имеет право в любой момент без объяснения причин объявить любого члена дипломатической миссии персоной нон грата, даже до прибытия этого человека на территорию страны. В таких случаях объявленное персоной нон грата лицо, обязано покинуть пределы страны, иначе принимающее государство может не признавать это лицо членом дипломатической миссии.

Если обратиться к внутригосударственному законодательству Российской Федерации касаемо уголовной ответственности дипломатических агентов, то в первую очередь необходимо взять во внимание ч. 4 ст.11 УК РФ "Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права."    Тем самым, данная норма УК РФ отсылает к нормам международного права, которые не приводят конкретные виды и способы наказания дипломатических агентов, а лишь указаны их иммунитеты от уголовной ответственности в государстве их пребывания. Также, рассматривая вопрос о возможном процессуальном порядке привлечения дипломатического агента к ответственности и применения соответствующих мер, необходимо сослаться на ч.2 ст.3 УПК РФ "Процессуальные действия, предусмотренные настоящим Кодексом, в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от таких действий в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации, производятся с согласия иностранного государства, на службе которого находится или находилось лицо, пользующееся иммунитетом, или международной организации, членом персонала которой оно является или являлось.    Информация о том, пользуется ли соответствующее лицо иммунитетом и каков объем такого иммунитета, предоставляется Министерством иностранных дел Российской Федерации." [8] Положение, приведенное в УПК РФ, прямо ссылается на разрешение применения процессуальных действий в адрес дипломатических лиц со стороны аккредитующего государства. Однако, в общей практике, каждое государство максимально защищает своих представителей от каких-либо вмешательств со стороны правоохранительных структур государства пребывания и при малейших попытках такого рода вмешательства, аккредитующее государство и сами дипломатические представители обвиняют государство пребывания в ущемлении прав и достоинства дипломатических представительств и препятствование в исполнении их функций.

Безусловно, такая односторонняя позиция ущемления прав ставит под сомнение необходимость дипломатических привилегий и иммунитетов в таком объеме. Неоднократно разные авторы высказывались о необходимости корректировки дипломатических иммунитетов в целях их ограничения и наложения уголовной и административной ответственности на дипломатических агентов. Позиция авторов предельно ясна, т.к. своими действиями дипломатические агенты не только нарушают законы страны пребывания, показывая прямое неуважение к обычаям, традициям и государству в целом, но также причиняют вред гражданам этой страны.

Если рассматривать данную проблематику, с другой стороны, способа давления на аккредитующее государство нет. Английский юрист А. Дензой, отмечал, что дипломат имеет возможность уйти от ответственности и в том случае, когда он, выехав из государства пребывания, не возвращается в аккредитующее государство, а, получает назначение на дипломатическую работу в третью страну. Иными словами, если аккредитующее государство, в качестве наказания, переведет своего представителя на службу в третью страну, он не понесет ответственности за совершенное им противоправное деяние. Единственное, что может сделать государство пребывания в данном случае, согласно ст. 9 Конвенции, объявить данного агента персоной нон грата и закрыть ему дальнейший въезд в страну. Но это, в свою очередь, может привести к определенным ответным действия со стороны аккредитующего государства.

Перевод своего дипломатического агента, нарушившего законодательство страны пребывания и злоупотребившим своими иммунитетами в третью страну, является своего рода покрывательством, т.к. по общим принципам справедливости, лицо совершившее преступление, должны понести наказание. А в данном случае получается, что аккредитующее государство оставляет своего дипломата безнаказанным. Происходит это по ряду причин, таких как: аккредитующее государство не желает подрывать авторитет своего дипломатического агента и тем самым отрицает совершенные им правонарушения, ссылаясь на форс-мажор, необходимость или вовсе на клевету со стороны органов принимающего государства; второй причиной является непосредственно участие аккредитующего государства в незаконных действиях дипломата путем поручения ему особых задач, которые выходят за рамки функции дипломатических представительств и закона в целом (чаще всего таковыми задачами являются шпионаж, прослушивание государственных органов принимающей страны и получение незаконным путем сведений, составляющих государственную тайну). Отсюда и становится ясно, почему при совершении дипломатическим агентом того или иного преступления или правонарушения, аккредитующее государство старается вывести своего дипломата из-под ответственности и наказания, переведя его в третью страну.

Еще одной существенной проблемой в этом вопросе является то, что практически невозможно прямо доказать причастность аккредитующего государства в противоправных действиях своих дипломатических агентов. Тем самым получается следующая тупиковая ситуация: акредитующее государство не берет на себя вину, ссылаясь на исключительно личный характер противоправных действий дипломатов, а дипломат в свою очередь прикрывается своими иммунитетом и остается безнаказанным.

Все эти обстоятельства провоцируют государства и общество в целом поднимать вопрос об ограничениях дипломатических привилегий и иммунитетов в целях недопустимости их злоупотребления со стороны дипломатических представительств и агентов. Позиция автора по данному вопросу состоит в том, что необходимо пересмотреть вопрос иммунитетов и привилегий на предмет их обоснованности и неоходимости для полного исполнения дипломатическими представителями своих должностных функций и обязанностей, а также внести обязательную ответственность за злоупотребление этими иммунитетами и привилегиями и совершению дипломатами правонарушений и преступлений. Речь идет об ответственности в соответствии с административным, гражданским и уголовным законодательством, которое будет применено к дипломатическому агенту в обязательсном порядке, после совершения запрещенных законом действий. Ведь объявление дипломата персоной нон грата носит характер репутационного наказания, после которой дипломат не может находиться в стране пребывания и не является справедливой санкционной мерой воздействия.

Список литературы

  1. Свищев А. Актуальность существования дипломатического иммунитета вновь ставится под сомнение // Версия. – 2017. - № 25. (от 03.07.2017).// https://versia.ru/aktualnost-sushhestvovaniya-diplomaticheskogoimmuniteta-vnov-stavitsya-pod-somnenie
  2. Репьев А. Г. Иммунитет как категория российского права / Автореф дис. – Саратов, 2011. – С.3. 3.
  3. «В машине посла нашли героин». // Коммерсант. – от 24.05.2000. - https://www.neweurasia.info/archive/2000/ru_press/05_24_ng24.0511.htm. (дата обращения 10.09.2019)
  4. Еремина Е. С. Дипломатический иммунитет: привилегия или безнаказанность? // Міжнародний науковий журнал інтернаука. – 2017. – Т. 2, № 18 (40). – С. 92–94.
  5. Котельникова О. В. Некоторые аспекты проблемы действия дипломатических иммунитетов // Академия педагогических идей новация. серия: студенческий научный вестник. – 2019. – № 1. – С. 577–579.
  6. Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961г.
  7. Газета «Комерсант», № 91, [электронный ресурс] https://www.kommersant.ru/doc/148681 (дата обращения 10.09.2019)
  8. Федеральный закон N 26-ФЗ от 04.03.2008
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail