gototopgototop

УДК 398

Некоторые особенности вариантов эпоса в изложении манасчи (сказителей)

Айталиева Толкун Кундузбековна – кандидат филологических наук, доцент Таласского государственного университета.

Аннотация: В данной статье рассматриваются некоторые особенности вариантов изложения самого масштабного в мире эпоса «Манас». Трилогия кыргызского народа ставится в один ряд с наиболее значимыми произведениями этого жанра, бытующими во множестве вариаций. В настоящее время известно более восьмидесяти версий, изложенных прославленными сказителями. В вариантах известных манасчи, таких как С. Орозбаков, Дж. Коджеков и У. Мамбеталиев, «Рождение Манаса и его детство» описываются в соответствии с их вдохновением, талантом и фантазией.

Сказители, создавая свои варианты эпоса, сохраняли традиционные сюжетные линии, обогащая и развивая их. Ведомые богатым внутренним миром, широким мировоззрением и волшебным даром слова, манасчи дополняли или сокращали эпизоды в своих вариантах. По мнению ряда ученых, благодаря искусству сказителей каждый из эпизодов «Манаса» можно рассматривать как полноценное произведение, имеющее свое начало, развитие и окончание.

Ключевые слова: Трилогия, эпос, манасчи, вариант, детство богатыря, родословная, тигр, традиционность, образ, уровень таланта.

Великий эпос «Манас» пережил столетия и сохранился до наших дней благодаря непревзойденному таланту его творцов и сказителей. Эти одаренные люди – манасчи, сохраняя традиционную канву эпических событий, смогли привнести в повествование частицу своей души, соединив прошлое и настоящее, дополнить сюжет новыми деталями.

Одним из выдающихся кыргызских сказителей был Сагымбай Орозбаков (1867–1930). К сожалению, с его слов записана только первая часть трилогии, повествующая о жизни и подвигах Манаса. 180 378 стихотворных строк, исполненных С. Орозбаковым, отличались высокой художественностью, яркой образностью и сложились в завершенный сюжет. Вторую и третью части эпоса манасчи не смог надиктовать по состоянию здоровья. Однако даже то, что он успел исполнить, свидетельствует о красочности поэтического стиля, богатстве языка и вошло в золотой фонд героического эпоса киргизского народа.

Сказитель Джаныбай Коджеков (1869–1942) свой дар наследовал от предков: и отец, и дед, и прадед его были манасчи. Из поколения в поколение они передавали свое вдохновенное искусство как священную эстафету. Слушателям Дж. Коджекова с первой частью эпоса довелось познакомиться лишь в отрывках, а вот вторую часть он исполнил полностью, поэтому его называли сказителем «Семетея» – семетейчи.

Манасчи Уркаш Мамбеталиев (1934–2011) внес весомый вклад в популяризацию прославленного эпоса. Благодаря его подвижничеству вышел в свет «Семетей». Со слов сказителя также записаны и изданы эпизоды трилогии: «Рождение Манаса и его детство», «Первые подвиги Манаса», «Поминки по Кокетаю».

Фольклорист Каюм Мифтаков записал со слов Дж. Коджекова прозаический вариант фрагмента первой части эпоса «Манас» – «Родословная Манаса». Им же был воспроизведен сюжет «Детство Манаса» в стихотворном варианте. Мифтаков писал о «Родословной Манаса»: «Сказитель Коджеков называл эту часть «Родословной…», но в ней мало говорится о родословной Манаса. Он высказывал свое мнение о том, что это означает, что в народе бытует длинный список легенд о Манасе, и все они помогают в наилучшем понимании Манаса» [1].

В прозаическом пересказе Дж. Коджекова «Родословная Манаса» история рождения Манаса связана с амиром Темуром. Согласно сказанию Джаныбая, во времена Темура калмыки, китайцы, тюркские народы жили на одной территории. Дочь калмыка Карахана Набат отличалась необычайной красотой, и вазиры рассказали о ней Темуру. Тот послал своих вассалов к Карахану. Боясь гнева всемогущего правителя, Карахан согласился на это предложение. Тогда Темур объявил: «Карахан выдал свою дочь за меня не по доброй воле. Если я возьму ее в жены насильно, последствия моего поступка будут печальными, и дети, рожденные в этом союзе, могут стать беспомощными. Поэтому земли от Бээджина до Кок-Таша в Бухаре я отдаю в качестве калыма за дочь Карахана». Амур Темур жил в Самарканде с женой-калмычкой, там и умер. Когда он скончался, китай-калмыки на земли, ставшие калымом за жену, обрушили жестокость. Тогда народ в страхе уходил в горы, а равнины доставались китайцам [1].

В варианте Дж. Коджекова «Родословная Манаса» наблюдается особое влияние мусульманской религии. Жили в то время предсказатели, наделенные особым даром, – Айкоджо, Акэшен и Кызылэшен. Они молили бога о рождении героя, который сумел бы защитить униженный народ. И явился им образ Манаса. Богатыря, облик которого они узрели в своих вещих видениях, стали искать наяву среди соплеменников. Из истории известно, что каждый народ мечтал о храбрых сыновьях, которые смогли бы встать на защиту родной земли, когда придет беда.

Итак, как сказано выше, в истории об амире Темуре говорится: «В период, когда часто нападали моголы и случались народные волнения, феодалы и купцы Мавреннахра искали сильную личность, того, кто мог бы предотвратить нашествия и утихомирил бы народную массу. Человек, которого они искали, был амиром Темуром (1336–1405 гг.) [4].

Также поводом для поиска Манаса среди соплеменников стало усиление гнета калмык-китайцев. В варианте эпоса, представленном Дж. Коджековым, говорится, что Манас прославился после эпохи амира Темура. Темур жил в XIV–XV веках, казалось бы, это дает возможность определить, в какое время жил Манас. Но до сегодняшнего дня точные даты жизни легендарного богатыря неизвестны. Мнения ученых о прототипе главного героя разнятся. А в данном варианте есть указание на то, что Манас жил после амира Темура. И хотя это не соответствует научной истине, но свидетельствует: в лихолетье, в годы испытаний народу нужны герои, которые помогли бы достичь свободы и защититься от чужеземных захватчиков.

Когда Манаса вызвали к Айкоджо, по дороге ему встречаются Ум, Совет, Счастье, Совесть. Одушевление этих понятий и встреча с Манасом говорят о том, что этими качествами обладал и сам герой. Когда богатырь выступил против калмыков, его поддержали все: святой-шейх, предсказатель-кызр, сорок покровителей – кырк чилтен. Он стал победителем и вернулся в свои земли.

Все сказители единодушны: Манас родился на Алтае. Когда герою исполнилось 17 лет и он собрался воевать с китайцами и калмыками, на его стороне были силы земные и небесные: ему помогали три эшена и все святые, и все духи читали молитву и сражались как воины – и богатырь смог победить врагов. Рассказывается о том, что сорок великанов, которые прятались от калмыков и китайцев, пришли к Манасу и стали витязями-чоро. Говорится и о том, что Манас изгнал китайцев и калмыков от Бухары до Бейджина. И в Бейджине помирился с Конурбаем[4].

«Детство Манаса» состоит из нескольких частей и описывает, как Чыйырды забеременела чудесным ребенком, как она видела вещий сон, рождение Манаса, а также необычайный подвиг богатыря.

В варианте Сагымбая Орозбакова, перед рождением Манаса Чыйырды, Джакып и Бакдоолот увидели сон. Во сне Джакып поймал птицу, у Чыйырды старик в белой чалме дает большое яблоко – размером с чашу [5]. В варианте Джаныбая сон приснился и матери Чыйырды. Когда мать видит сон в первый раз, говорится:

Благородного тигра

Рядом с Джакыпом

Держал я крепко.

Тигра с куцым хвостом

Нянчил, таская на руках.

Во второй раз увидев сон незадолго до родов, она попросила истолковать его старуху Шыгая:

Когда во сне я увидел

Тигра с куцым хвостом,

Лелея, таскал на руках

Тигра благородного,

Положил на колыбель его,

На шею тигра благородного

Золотой ошейник повесил,

Тигра никак не отпускал.

Шыгая разгадала этот сон: «…Подобный благородному тигру, родится у тебя сын. Навстречу не может идти к нему ни один великан. Будет он храбрым, как никто, будет особенным он у тебя».

В варианте манасчи У. Мамбеталиева, когда скончался дед Манаса Карахан – мудрый, отважный, почитаемый народом, китайские полководцы Молто-хан и Эсен-хан напали на кыргызов. Одних изгнали в пустыню, где горит огонь, других – на берег Ледовитого моря, куда не проникали лучи солнца. 40 юрт кыргызов под предводительством Джакыпа были сосланы на Алтай. Джакып возделывал землю, сеял пшеницу, чашку зерна продавал за жеребца, горсть – за барана и стал очень богатым. Но был опечален своей бездетностью. Однажды он посетил священные места, «чынар мазар», просил у бога ребенка, а заснув, увидел сон [3]. В небе под солнцем кружился черный беркут. Его боялись все животные, и этот беркут садится на руки Джакыпу. Еще две птицы, два туйгуна приземлились на стойбище – «куш туурдук». Проснувшись, Джакып сел на коня, поспешил домой, чтобы рассказать свой сон женам. По совету жен, он забил много скота, устроил пир и попросил растолковать свой сон [3]. В устном народном творчестве сон знаменующий рождение ребенка для супругов, которые длительное время были бездетными, – распространенный сюжет. Когда закончился пир, прошло много месяцев, забеременела Чыйырды, и захотелось ей отведать сердце тигра. Джакып обратился к алтайскому охотнику Джанчару с просьбой поохотиться на хищника. Охотник, согласившись, на расстоянии трех дней пути от алтайского озера Арал в густом лесу пристрелил тигра и принес добычу Джакыпу. Джакып осыпал охотника милостями: дал золота столько, что можно наполнить калпак – головной убор. Положив в медный казан печень, сердце и внутренний жир, Чыйырды сварила их и съела. Согласно сказанию, желание съесть сердце тигра характерно для беременных женщин, дети которых в будущем становятся богатырями. В эпосах народов мира встречается такое поверье: у матери будущего героя появляется желание съесть мясо сильных животных, и появившийся на свет ребенок впоследствии обретал эту силу.

В варианте сказителя С. Орозбакова новорожденный богатырь Манас весил как 15-летний подросток. Когда ребенка кормили первый раз, он съел 3 карына (карын – желудок барана) топленого масла. Одновременно с Манасом кобылица Джакыпа родила белого жеребенка. Он перепрыгивал через мать туда-сюда.

В варианте У. Мамбеталиева при рождении богатырь Манас весил как 30-летний мужчина и, съев два карына топленого масла, перемешанного с медом, попросил добавки. Джакып подошел к своим кобылицам, увидел жеребенка, который играючи перепрыгивал через свою мать. Конюх Манаса Бадалбай сказал: «Этот жеребенок появился ниоткуда. Когда рассветало, прилетела крылатая белая кобылица, родила и исчезла, в какое-то время показалось, что у жеребенка появились крылья». Конь, оружие, одежда и прочее должны быть под стать богатырю. И Джакип вспоил жеребенка молоком 7 кобылиц, считая его появление на свет предзнаменованием.

В варианте семетейчи Дж. Коджекова эпизод рождения Манаса имеет некоторые отличия:

…Хватая и кровь и нечисть,

Во главе стоял сам леопард Манас,

Когда в свет родился мальчик.

…Когда заплакал ребенок,

Все изумились.

…Сжатые руки не разжались,

Накормить хотели, он отказался.

…Был как орел молодой,

На правом плече родинка.

…Как грива жеребёнка,

На две части разделены,

Когда достиг до пояса,

Показалась грива.

Глаза большие, талия тонкая,

Чийирди родила тигра… – говорится в этом варианте [6].

Как рассказывают представители старшего поколения кыргызского народа, по поверьям, необыкновенный ребенок рождается с гривой, и этого младенца не стоит показывать чужому глазу. Если же вдруг это произойдет, с ним мгновенно случится беда. Народ верил в это испокон веков. Вероятно, Джаныбай в своем варианте ретрансляции эпоса сохранил традиционную форму.

В варианте С. Орозбакова рождение Манаса описывается так:

Нос горбинкой,

Усы как камыши,

Глаза подобны впадинам,

Если приходит в ярость,

То будто живьем проглотит.

А характер у него,

Если только дракон устоит.

И показалось тогда,

Что создан богатырь Манас

Из золота и серебра,

Из поднебесной высоты,

Из теплой доброты земли.

И светится он изнутри,

Как солнце утренней зари,

Сияет в полуночной мгле,

Как в небе ясная луна.

И к цели он своей идет,

Как океанская волна.

Рожденный облаком небес,

Манас был чудом из чудес!

И объяснить не хватит слов

В тот миг, когда в твоей груди

Трепещет пламенем любовь! [6].

Можно сказать, что для описания в этих зарисовках богатыря использована каноническая формула, принятая у старшего поколения манасчи. Многие сказители учились у тех, чьи варианты передавались слушателям, но не были записаны, их вдохновителями были Алишер, Чонбаш, Балык, Найманбай, Тыныбек, Акылбек, Дыйканбай. Их творчество продолжалось в сказаниях Сагымбая и Джаныбая, они дальше импровизировали на свой лад и появился такой вариант.

Когда описывается портретный образ, оба манасчи применяют устоявшиеся, канонические формулы, они не отстают друг от друга и являются образцами поэтического дара. В описании портрета богатыря у Джаныбая сохранены архаические слои, также нельзя не заметить влияние мусульманской религии. Например, в строках:

Пролетая над Ала-Тоо,

Ловил живьем лебедей.

Из ловчих стаи птиц

Манас родился ловким.

…Из вида грозного тигра

Родился грозным сам Манас…

Стоит отметить, что кыргызы считали священными тотемных животных и птиц, просили у них о помощи, обращаясь как к покровителям. А здесь:

…От благославления Бабедина

Родился Манас великодушный.

…От благославления Кыдыра, сорока покровителей

Родился Манас великодушный

Неизменная формула сказителя была использована в эпосе «Семетей» по отношению к главному герою. Это закономерное явление. Этот метод характерен для сказителей всего мира. Эпос, который, минуя столетия, вошел в сознание народа и из-за нашествий внешних врагов дополнил свое содержания творениями талантливых людей.

В вариантах С. Орозбакова и У. Мамбеталиева описание детства Манаса, эпизод, рассказывающий, как сына Джакыпа отдавали Ошпуру, и начало подвигов богатыря в основном даны одинаково. Во фрагменте «Необычайный подвиг Манаса», пересказанном Дж. Коджековым, говорится, как Манасу исполнилось 17 лет и его благословляли три эшена, как богатырь выгнал калмыков и китайцев до Бейджина, как его поддерживали кызыр Илияс и 40 покровителей.

Символика числительных характерна для устного народного творчества, в частности эпоса. Многие семетейчи использовали цифру три. Например, когда Чыйырды была беременна на третьем месяце, она потребовала три вида пищи. Когда Манас отправился на свой первый, подвиг его благословляли три эшена. Когда Каныкей была беременна Семетеем на третьем месяце, возжелала три вида пищи: сердце, на желчный пузырь и печень черного тигра (в других вариантах говорится, что потребность было у нее только в сердце тигра). А когда, Айчурек хотела похитить Акшумкара, она превращается в три вида животных: в белую рыбу, белую вату и белую лебедь. Также после «Большой битвы» («Чон Казат») три года Манас лежал раненым; когда было Семетею три года, Каныкей бежит вместе с ним в Бухару; а также весть о своей родословной Семетей узнает от трех людей: Сарытаза, Каратаза и Джелкетаза.

Упоминание о магической цифре «3» можно встретить в фольклоре всего мира. Возьмем русскую народную сказку о «Жар-птице». Вот по сюжету развилка трех путей: направо, налево и вперед. И заранее известно, что же случится с главным героем, если выберет определенный путь. Или можно привести примеры, когда у мудрого старика было три сына, и он поручает им после смерти своей до трех дней после похорон сторожить по очереди его могилу.

В эпосах народов Алтая тоже встречается число «3». Из исследований Н. Тадиной: «Число «три» – магическая триада, самое популярное число в символике: оно олицетворяло как горизонтальное, так и вертикальное единство, например, стражи земли «через три Алтая четвероногих зверей не пропускают» [9].

Также в мифологии мира упоминаются понятия, во-первых, о жизни на небесах, во-вторых – на земле и в-третьих – под землей.

В своих вариантах сказители сохраняют традиционные сюжетные события и в то же время обогащают их своим мастерством и силой воображения. Вместе с этим нельзя сказать, что при исполнении эпоса манасчи самовольно искажают повествование. Эти певцы-сказители, настоящие мастера слова, задушевно исполняющие эпос, придерживаются канонической формы, а их отдельные сюжетные находки, которые были творчески переосмыслены, обогащают содержание эпоса и порождают интерес слушателей и читателей.

Список литературы

  1. Коджеков Дж. Родословная Манаса. – Инв. 36. – С. 4.
  2. Коджеков Дж. Семетей. Рукоп. фонд НАН КР. – Инв. 36. – С. 41.
  3. Мамбеталиев У. Рождение Манаса и его детство. – Б., 2011. – С. 17.
  4. Осмонов О. Дж. История Кыргызстана. – Б., 2007. – С. 67.
  5. Орозбаков С. Манас. – Б., 2010. – С. 18.
  6. Орозбаков С. Манас. Т 2. – Ф., 1980. – С. 148.
  7. Сартбекова Н. К. // Трудности перевода специальных терминов с английского языка на русский (статья) // Вестник 3 (29) КГУСТА. – Бишкек, 2010. – С. 222–226.
  8. Сартбекова Н. К., Сагынбаева Б. С. Вербальное понятие концепта «женщина». [Текст] / Н. К. Сартбекова, Б. С. Сагынбаева // ISSN 1694-7762. Жаӊылыктар-Вести-News. Научный информационный журнал «Наука и инновационные технологии». – № 2, 2019. – С. 229–234.
  9. Тадина Н. Символика чет-нечета в эпосе «Маадай кара». В кн.: Алтай и тюрко-монгольский мир. – Г-А.,1995. – С. 10.
  10. Энциклопедия «Манас». Т. 1, 2. – Б., 1995.
  11. Энциклопедический феномен эпоса «Манас». – Б., 1995.
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail