gototopgototop

Пределы и границы совершенного языка в когнитивном каркасе

Михнюк Анастасия Николаевна - к.ф.н., ассистент кафедры философии и социологии архитектуры и искусства Южного федерального университета. (г.Ростов-на-Дону)

Аннотация: Статья посвящена актуальной проблеме изучения проблемы языка с привлечением современных достижений и открытий в области когнитологии. Современные когнитивные исследования открывают широкий спектр ранее не рассматриваемых аспектов изучения проблемы языка.

Ключевые слова: когнитология, язык, философия, категории.

Проблема возникновения науки о науке становится в мировом сообществе с середины 70-х гг. ХХ века. Так возникает новое направление в науке о познавательной (когнитивной) способности человека - когнитология. Когнитивизм выступает областью исследований, объединяющей знания о разуме и мыслительных способностях человека приходящих из философии, психологии, лингвистики, антропологии, биологии, а также компьютерных наук. Язык по своему устройству выступает как система вербальных звуковых знаков, а по своему назначению - прежде всего коммуникативной системой. Он обеспечивает акты передачи и получения сообщений, содержащих информацию, знания о мире, которыми располагает говорящий (или пишущий). Вместе с тем язык служит для обработки и упорядочивания полученных знаний, их хранения в памяти человека, что доказывает функционирование языка не только как коммуникативной, но и как когнитивной системы.

Одним из ведущих векторов когнитологии становится изучение знаний, используемых в процессе языкового общения. Когнитология, таким образом, стала применима к той области знаний, которая занималась исследованиями процессов усвоения, накопления и использования информации человеком. Благодаря зарождению такого рода нового направления в науке произошел существенный рывок в исследованиях о языке, с помощью которого множество языковых явлений, до недавних пор малоисследованных и труднодоступных, становятся предельно ясными и понятными. Когнитивные исследования в области языковых способностей приводят к перевороту нашего понимания языка, его роли в жизни людей и во взглядах на само человечество. Исследуя проблему языка в таком ракурсе, американский ученый Стивен Пинкер в своей книге «Язык как инстинкт» пишет о последствиях возникновения когнитологии: «Большинство образованных людей имеют уже сложившееся мнение о языке. Они знают, что это важнейший продукт человеческой культуры, квинтэссенция нашей способности использовать символы и беспрецедентный биологический феномен, раз и навсегда отделивший людей от других животных. Они знают, что язык пронизывает мысль, заставляя носителей разных языков по-разному истолковывать реальность. Они знают, что дети учатся говорить у родителей и слышат модели речи» [6, с.10]. По мнению С. Пинкера, такое понимание и восприятие языка стало возможным во многом благодаря объединению методов исследования разнообразных дисциплин: психологии, информатики, лингвистики, философии и нейробиологии.

Это во многом связано с тем, что в научном сообществе возникает проблема разделения гуманитарных и естественных наук на два различных лагеря. Точкой отсчета постановки этой проблемы можно считать лекцию Ч. Сноу, который был склонен рассматривать гуманитарное и естественнонаучное мировосприятие как «две культуры» [7, с.19], сосуществующие и конкурирующие между собой.

На сегодняшний день когнитивный подход к языку является динамично развивающимся направлением, где результаты обновляются чрезвычайно быстро. Бурное развитие когнитологии считается характерной чертой современного мирового языкознания. Исследования в области когнитивных аспектов языка способствуют не только эффективному решению прикладных задач, но и углублению наших представлений о скрытых механизмах языковой коммуникации. Согласно современным представлениям, напрямую связанными с разработками в области искусственного интеллекта, основной задачей общей теории языка является объяснение механизма обработки естественного языка, построение модели его понимания. В основе такой модели лежит тезис о взаимодействии различных типов знания, следовательно, построение общей модели языка становится возможно только в рамках всей когнитивной науки. За последние 20 лет когнитивные исследования языка заняли вполне определенное место в общей системе научных взглядов на язык и методы его изучения, сформировав собственные теоретико-методологические установки и понятийно-терминологический аппарат [2, c.18-36].

Исследования Дж. Л. Остина в области языка многое предвосхищают в современной когнитологии, особенно это выражается в приложении теории прототипов к изучению значений слов. Изначально это выражалось в распространении подхода Л. Витгенштейна к пониманию термина категория. По Л. Витгенштейну, категории структурированы фамильными сходствами и хорошими и плохими примерами, что существенно стало отличаться от классического понимания  термина «категория». Так Дж. Л. Остин распространил подход Л. Витгенштейна на изучение самих слов. В рамках проведения вышеописанного исследования Дж. Л. Остин показывает несостоятельность классической теории категорий. То, что определяет ту или иную категорию, является нашим структурированным пониманием конкретной деятельности (будь то игра в шахматы или ремонт дома). Дж. Л. Остин также отметил тот факт, что язык является видом познания; и это еще один шаг, уходящий от классической теории в пользу когнитивной.

Язык является средством внедрения в когнитивную систему реципиента концептуальных конструкций, часто помимо сознания реципиента, и в связи с этим язык выступает как своего рода социальная сила, и иногда как средство навязывания взглядов. Синтез компонентов концепта и когнитивных стереотипов инициируется операциональным совпадением соответствующих им внешних репрезентантов. В процессе исследования когнитивных структур формируется когнитивная модель данной структуры, объясняющая основные принципы и механизмы действия когнитивной структуры. Язык представляет собой одну из когнитивных способностей человека, а также неотъемлемый элемент разума.

Весьма интересным направлением исследований в рамках когнитологии является теория языка Стивена Пинкера. В своих работах он утверждает, что язык есть ни что иное, как сложный специализированный навык, который самопроизвольно развивается в ребенке и не требует осознанных усилий или систематическх наставлений. Причем, такого рода развитие не связано с постижением глубинной логики языка. Наряду с другими способами описания языка, такими, например, как «психологически обусловленная способность», «орган интеллекта» или же «нейронная система», С. Пинкер предлагает использовать термин «инстинкт». По его мнению, такой термин наиболее четко выражает идею того, что люди знают, как говорить, в соотношении с тем как паук знает, как плести паутину.

Автор работы «Язык как инстинкт» считает, что язык выступает как продукт хорошо организованного природного инстинкта. Такой взгляд на проблему позволяет воспринимать язык не как некоторый аппарат, а как свойство, принадлежащее с рождения. И тот факт, что язык является инстинктивной потребностью, доказывает, что язык не был намеренно создан, а развивался поэтапно и неосознанно.

Традиционное понимание термина «понятие», а также способы образования категорий пересматривается и критикуется в когнитивном направлении исследований проблем языка, в частности, Дж. Лакоффом, опирающимся на труды Э. Рош, Ч. Филмора, Р. М. У. Диксона, А. Шмидт и других. В рамках данного направления утверждается, что когнитивная простота отражается в простой форме слов.

В связи с таким ракурсом рассмотрения вопроса проблема категоризации языка выходит на первый план. Лингвисты показали, что люди отражают мир не в одинаковых категориях, как, например, считали модисты, а в совершенно разных. Категоризация выступает как основной способ организации опыта. Развитие когнитологии и проблемы категоризации во многом связаны с тем, что большинство слов и понятий, используемых нами, обозначают категории. В рамках данного вопроса Дж. Лакофф говорит о том, что понятийная система организована в терминах категорий, а также тот факт, что наши мыслительные операции связаны с категориями.

Современную теорию категоризации еще называют теорией прототипов. Категоризация является базовым понятием для мышления, восприятия, действий и речи человека. В ходе каких-либо различных рассуждений люди прибегают к помощи категоризации. Произнося какое-либо высказывание, мы используем огромное количество категорий, относящихся к тем или иным областям, действиям и явлениям. Дж. Лакофф пишет: «Понимание того, как мы осуществляем категоризацию, является необходимым для понимания  того, как мы мыслим и как мы действуем, и, следовательно, необходимым для понимания того, что делает нас человеческими существами»[4, c.20].

Слово, обозначающее когнитивно базовое измерение, выступает в нейтральных контекстах. В этом смысле рационально использовать термин «маркированность» (об этом пишет Дж. Лакофф) [4, c.89]. Для Дж. Лакоффа маркированность является способом описания некоторого вида прототипических эффектов, и акцентирует свое внимание на проблеме асимметрии внутри категорий и отклонения от наилучших примеров. Прототипические эффекты проявляются во всех областях языка. Рассматривая в своей работе прототипические эффекты, Дж. Лакофф делает вывод о том, что маркированность является понятием, используемым лингвистами для того, чтобы описать некоторый вид прототипического эффекта.

Дж. Лакофф считает, что язык использует общий когнитивный аппарат. Из этого утверждения он выводит два следствия: во-первых, языковые категории должны быть одного и того же типа с другими категориями нашей понятийной системы, т.е. должны демонстрировать прототипические эффекты и эффекты базового уровня. Во-вторых, данные о природе языковых категорий способствуют пониманию когнитивных категорий в целом.

Разность категорий весьма точно иллюстрирует пример Дж. Лакоффа в языке дьирбал (Дьирбал – один из вымирающих языков австралий¬ских аборигенов, распространенный на севере штата Кливсленд в Австралии. Благодаря ряду интересных черт грамматики язык дьирбал широко известен среди лингвистов.). Этот язык содержит в себе всего четыре категории, начинающихся с четырех слов: bayi, balan, balam и bala. Эти категории классифицируются следующим образом: bayi включает в себя существ мужского пола, животных; balan – существ женского пола, воду, огонь, сражение; balam – не мясную пищу, bala – все, что не входит в другие классы. Автор предлагает в качестве примера рассмотреть категорию balan из языка дьирбал, включающую в себя женщин, огонь и опасные вещи, но эта категория включает в себя еще птиц, которые не являются опасными, равно как таких не¬обычных животных, как утконос, бандикут и ехидна. Люди, говорящие на дьирбал, верят в то, что птицы – это души умерших женщин, что позволяет им причислить птиц не к категории, bayi а к категории balan. Этот факт наталкивает на мысль о неразделении в данной культуре сфер реального и вымышленного. Для понимания современного человека эта категория представляется весьма непонятной и даже абсурдной. Такого рода категория, за некоторыми исключениями, основывается на кон¬цептуальных принципах, и объекты, входящие в нее, относятся к одной и той же области опыта. Люди, говорящие на традиционном дьирбал используют категорию balan автома¬тически и без усилий в мышлении и в речи для того, чтобы разли¬чить категории вещей, являющихся предметом речи или мысли. Дж. Лакофф замечает: «…говорящие на английском языке вообще не используют категорию balan в обычной повседневной деятельности. Они могут узнать о ней, читая труды Р. М. У. Диксона, и они могут размыш¬лять о ней, стараясь понять ее в терминах свойственных им катего¬рий мышления, и даже пытаться, делая усилия (вероятно, огромные усилия!), категоризовать с ее помощью вещи в своем повседневном окружении» [4, c.413]. Согласно исследованиям Дж. Лакоффа в дьирбал классификатор balan является частью грамматики, а категория, ко¬торую он определяет, является частью концептуальной системы людей, говорящих на этом языке. Категория balan является ярким примером того, что люди, говорящие на языке дьирбал, не различает мифологию и реальность, как делаем это мы.

Разъясняя категоризацию в дьирбал Дж. Лакофф поясняет: «Комплексные категории структурированы связями по цепочке; центральные члены связаны с другими членами, и так далее. Например, женщины связаны с солнцем, которое связано с солнечными ожогами, которые связаны с волосатой гусеницей. Благодаря такой цепочке волосатая гусеница оказывается в той же категории, что и женщины» [4, c.133]. Характер связей в цепочках, находящихся внутри категорий, может обуславливаться и определяться идеализированными моделями мира, включающих в себя мифы и верования. Знание, идущее от мифологии, имеет приоритет перед общим знанием. Таким образом, выходит, что категории не всегда определяются каким-то общим признаком, это очень хорошо иллюстрируется в языке дьирбал, ибо нет ничего общего между женщинами, огнем и птицами (олицетворяемыми в данной культуре душами умерших женщин). Общие признаки здесь выступают лишь при характеристике базовых схем внутри категории balan (человеческие существа женского рода). Дж. Лакофф пишет о том, что говорящим на дьирбал требуется всего лишь знать какие области опыта имеют значение для классификации и какие мифы и верования затрагивают ее. В дьирбал общие принципы не предсказывают с полной определенностью наличие тех или иных категорий, а лишь придают смысл классификации данного языка. Задачей теории категоризации, таким образом, является описание того, какими могут быть человеческие системы категоризации, а какими нет.

Категоризация у человека проходит автоматически, на бессознательном уровне. В связи с этим долгое время считалось, что категории являются категориями предметов, тогда как исследования когнитологии показали, что значительная часть наших категорий является абстрактными сущностями. Таким образом, теория прототипов становится ключевым моментом в переосмыслении категоризации.

Когнитивные модели структурируют мысль и используются в  формировании категорий в мышлении. Из этого следует, что мышление в целом организовано в терминах прототипов и структур базового уровня. Базовость в категоризации связана с вопросами человеческой психологии: памятью, изучением, наименованием и использованием. Категоризация, базирующаяся на взаимодействии с окружением, является очень точной на базовом уровне. Таким образом, происходят взаимодействия базового уровня, которые обеспечивают основное соединение между когнитивной структурой и реальным знанием о мире. Благодаря взаимодействиям на базовом уровне возможно образование эпистемологического базиса для философии разума и языка, которая впоследствии согласовывалась бы с данными теории прототипов.

В рамках исследования проблемы категоризации Дж. Лакофф утверждает: «Идеализированная когнитивная модель может соответствовать некоторому пониманию мира абсолютно точно, очень хорошо, хорошо, неплохо, плохо, очень плохо или не соответствовать вообще» [4, c.102]. Прототипические эффекты обусловлены природой когнитивных моделей, которые могут трактоваться как «теории» для некоторых предметных областей. Категоризация в значительной степени зависит от природы системы, в которую включена определенная категория. Лингвистические категории, подобно понятийным категориям, демонстрируют прототипические эффекты, существующие на всех уровнях языка, будь то фонология, морфология, синтаксис или лексика. Такого рода исследования дают основу для возникновения и существования гипотезы о том, что язык использует общекогнитивные механизмы, и о том, что лингвистические категории, по своему характеру, не отличаются от понятийных.

Язык является частью когнитивного комплекса в целом; язык его наиважнейшая часть. Язык включён в информационно-когнитивную систему познания мира человеком, в которой взаимодействуют мышление, сознание, память и язык. Она локализована в мозгу человека. Её основным назначением является обеспечение процессов восприятия информации извне, ее переработки и сохранения, передачи другим индивидам.

Обращение лингвистов второй половины 20 в. к функциональному (когнитивно-коммуникативному) аспекту языковой системы привело к более глубокому проникновению в познание природы языка и к появлению целого ряда новых дисциплин (психолингвистика, анализ дискурса, теория речевых актов, когнитивная лингвистика, социолингвистика, этнолингвистика, конверсационный анализ, синтаксическая семантика).
Итак, язык включён в информационные процессы, функции языка как орудия коммуникации и как орудия познания мира связаны неразрывно. Изучая тот или иной язык, надо не упускать из вида неразрывную связь двух главных функций - когнитивной и коммуникативной. В таком ключе исследований язык по своему назначению есть  когнитивно-коммуникативная система.

Список литературы:

1. Блумфилд, Л. Язык. [Текст]: учеб. пособие / Л. Блумфилд: Пер. с англ. Е.С. Кубрякова, В.П. Мурат / коммент. Е.С. Кубрякова / Под ред. и с предисл. М.М. Гухман – 3-е изд. - М.: Либроком, 2009 – 608 с.;
2. Болдырев, Н.Н. Концептуальное пространство когнитивной лингвистики. [Текст] / Н.Н. Болдырев // Вопросы когнитивной лингвистики. - 2004. – № 1- с. 18-36;
3. Войшвилло, Е.К. Понятие как форма мышления: логико-гносеологический анализ. [Текст]: монография / Е.К. Войшвилло – 3-е изд. - М.: Либроком, 2009 – 239 с.;
4. Лакофф, Дж. Женщины, огонь и опасные вещи. Что категории языка говорят нам о мышлении? [Текст] / Дж. Лакофф / Пер. с англ. И.Б. Шатуновского - М.: Языки славянской культуры, 2004 – 792 с.;
5. Остин, Дж. Л. Значение слова. [Текст] / Дж. Л. Остин // Аналитическая философия. Избранные тексты. / Сост., вступ. ст. и коммент. А.Ф. Грязнова. – М.: Изд-во Московского ун-та, 1993 - С. 105-120;
6. Пинкер, С. Язык как инстинкт. [Текст] / С. Пинкер / Пер. с англ. Е.В. Кайдаловой / Общ. ред. В.Д. Мазо – 2-е изд., испр. - М.: Либроком, 2009 – 456 с.;
7. Сноу, Ч. П. Две культуры. [Текст]: сборн. публиц. работ / Ч. П. Сноу / Пер. с англ. - М.: Прогресс, 1973 – 143 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 350 рублей для России и 420 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 120 рублей

Реквизиты для оплаты через банк