gototopgototop

"Научный аспект №2-2019" - Гуманитарные науки

Ядерная программа ИРИ как фактор дестабилизации на Ближнем Востоке

Алферова Екатерина Сергеевна – студентка магистратуры Северо-Западного института управления – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Аннотация: Статья посвящена рассмотрению ядерной программы Ирана. В статье дается краткий обзор истории развития ядерной программы Ирана, а также рассматриваются принимаемые международным сообществом меры в данной области. Автор анализирует современное состояние проблемы и дает прогнозы относительно развития ситуации в будущем.

Ключевые слова: Ядерная проблема, ядерная программа, Иран, Ближний Восток, ООН, МАГАТЭ, резолюции, ядерный потенциал, ядерная угроза.

На сегодняшний день среди важнейших вызовов международной безопасности и стабильности выделяют разработку и распространение ядерного оружия неядерными странами, особое беспокойство вызывают ядерные разработки Ирана. Данная тема актуальна в связи с тем, что ядерное оружие является опаснейшим видом вооружения, и, несмотря на все попытки и меры, принимаемые международным сообществом по контролю и ограничению создания и применения ядерного оружия, возможность применения такого оружия сохраняется. Отчасти это подтверждается периодически возникающими новостями о ядерных испытаниях Ирана, такие действия вызывают недовольство и обеспокоенность мирового сообщества и международных организаций, так как могут спровоцировать острую напряженность в мире и привести к необратимым последствиям.

Цель данной работы – анализ ядерной программы Ирана как фактора дестабилизации на Ближнем Востоке. В связи с этим поставлены следующие задачи: рассмотрение истории развития ядерной программе в Иране, характеристика основных документов, регулирующих данную сферу, анализ современного состояния ядерной программы, выявление перспектив ядерной программы Ирана.

Согласно договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) [5] официальное право иметь ядерное оружие принадлежит пяти странам: Россия, США, Великобритания, Франция, КНР, к группе стран, неофициально обладающих ядерным оружием, относят Израиль, Пакистан, Индию. Кроме того, выделяют так называемые «пороговые государства», имеющие экономические и технологические возможности для разработок ядерного оружия и его дальнейшего использования, к этой группе принадлежит Иран, который участвует в ДНЯО, однако часто обвиняется в несоблюдении соглашения и невыполнении обязательств, и поэтому его статус остается спорным.

В годы правления М. Ахмадинежада (2005-2012 гг.) Иран настолько продвинулся в своей ядерной программе (ИЯП), что стал первым государством на Ближнем Востоке, имеющим собственную АЭС, повысив тем самым свой региональный статус. Однако ИЯП, недоказанная военная составляющая которой стала ключевым моментом критики Ирана мировым сообществом, превратилась в одну из главных проблем для страны. В 2005 г. меджлис принял закон, в соответствии с которым правительство ИРИ обязалось развивать полный ядерный топливный цикл. С 2006 года Иран активно наращивал свои ядерные мощности. Наиболее крупными и известными ядерными проектами Ирана являются Тегеранский центр ядерных исследований, центр ядерных исследований и производства топлива в Исфагане, центр по обогащению урана в Натанзе, ядерные исследовательские центры в Карадже и Йезде, АЭС «Бушер», подземный обогатительный завод «Форду» недалеко от города Кум.

С 2013 года новый президент Ирана Хассаном Рухани главным внешнеполитическим приоритетом объявил решение ядерного вопроса. 24 ноября 2013 года Иран и 6 стран-участников заключили Совместный план действий (СПД), который определял всеобъемлющего решения по ИЯП, включавшего снятие с ИРИ всех международных санкций как по линии Совета Безопасности ООН, так и односторонних. Его предполагалось достичь за 6 месяцев, т.е. к июню 2014 г. американцы, прекрасно осведомлённые о том, что Иран не создаёт атомную бомбу [7], в стратегическом плане стремились к тому, чтобы переформатировать политическую структуру Ирана и получить доступ к его энергетическим ресурсам и рынку. В результате Иран получил право развивать свою ядерную программу, но при этом сокращал обогащение урана и обязался не строить и не вводить в эксплуатацию реактор на тяжелой воде в Араке, который способен производить оружейный плутоний.

Ежемесячные раунды переговоров в рамках СПД не привели к подписанию конкретного документа. Только 2 апреля 2015 г. иранская сторона подписала рамочные «Параметры Совместного плана действий, касающиеся ядерной программы Исламской Республики Иран». Во многих статьях указанного документа читалось недоверие к тому, что Иран намерен соблюдать взятые на себя обязательства. В нём были прописаны даже меры немедленного противодействия будущим предполагаемым иранским нарушениям [9, с. 120].

14 июля 2015 года в Вене между Ираном, 5 постоянными членами Совета Безопасности ООН и Германией было достигнуто соглашение - Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Тегеран согласился ограничить ядерную деятельность по большинству направлений на 8-10 лет, а по вопросам в части, касающейся усиленных мер проверки МАГАТЭ – до 25 лет в обмен на постепенное снятие финансово-экономических санкций.

Кроме того, план действий включал следующие пункты:

  • наличие у Ирана в течение 15 лет не более 300 кг низкообогащенного (до 3,67%) урана;
  • отказ от производства высокообогащенного урана и оружейного плутония;
  • сокращение количества ядерных центрифуг с 19000 до 6100;
  • перепрофилирование обогатительного завода в Фордо в технологический центр;
  • использование реактора в Араке исключительно в мирных целях;
  • допуск на свои ядерные объекты инспекторов МАГАТЭ [1].

3 февраля 2017 года в ответ на ракетное испытание 29 января Министерство финансов США заявило, что предпримет санкции в отношении 25 физических и юридических лиц, связанных с программой баллистических ракет Ирана и тех, кто оказывает поддержку силам Корпуса стражей исламской революции. Данные испытания нарушили резолюцию Совета Безопасности ООН, которая запрещает Ирану предпринимать шаги по запуску баллистических ракет [2].

Международное сообщество принимает различные меры для регулирования ядерной программы Ирана, к таким мерам относятся санкции мирового сообщества, санкции отдельных государств, договоры, соглашения, инспекции МАГАТЭ. За последние несколько лет Совет Безопасности ООН принял следующие резолюции – 1696 (от 31 июля 2006 г.), 1737 (от 23 декабря 2006 г.), 1747 (от 24 марта 2007 г.), 1803 (от 3 марта 2008 г.), 1835 (от 27 сентября 2008 г.), 1929 (от 9 июня 2010 г) и 2231 (от 20 июля 2015). Данные резолюции указывали Ирану на необходимость возобновления сотрудничества с экспертами МАГАТЭ, а также поддержание сотрудничества с мировым сообществом. Резолюции 1737, 1747, 1803 предусматривали введение экономических санкции в отношении ИРИ. Данные меры привели к политической изоляции ИРИ и серьезному внутреннему кризису страны.

9 июня 2010 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 1929 по ядерной проблеме Ирана, в соответствии с которой Иран в четвертый раз с 2006 года подвергся санкциям. Согласно резолюции Ирану было запрещено участвовать в любых иностранных инвестиционных мероприятиях в ядерной отрасли, запрещались поставки из других стран в Иран танков, военных самолетов, военных судов и других видов тяжелых вооружений, запрещалась любая деятельность Ирана, имеющая отношение к баллистическим ракетам, способным нести ядерные боеголовки, были приняты меры по усилению в портах и нейтральных водах контроля судов, подозреваемых в перевозке запрещенных санкциями грузов, введен запрет на осуществление финансовых операций, имеющих отношение к ядерным мероприятиям, а также запрет на создание за пределами Ирана совместных или иранских финансовых структур, способствующих реализации ядерных программ [10].

Следующей важнейшей резолюций стала резолюция 2231, в которой был утвержден СВПД. Данная резолюция опирается на главу VII Устава ООН «Действия в отношении угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии» [13]. Другими словами, иранские переговорщики признали, что Иранская ядерная программа является угрозой миру. Резолюция 2231 хотя и отменяет прошлые антииранские резолюции СБ ООН, но содержит в себе простую процедуру их возврата. Эта резолюция на 8 лет останавливает действие иранской программы по баллистическим ракетам и на 5 лет – экспорт Ираном вооружений [11]. В результате Тегеран потерял право проводить даже испытательные пуски баллистических ракет, хотя ракетная программа ИРИ, как и торговля оружием, формально вообще никакого отношения к ИЯП не имеет.

Иран является главным пунктом безопасности Ближнего Востока, установление контроля над которым, где сосредоточены главные геополитические и геоэкономические интересы, было и остается важнейшим приоритетом внешнеполитической стратегии Запада.

Сегодняшняя ситуация вокруг ядерной программы Ирана характеризуется нарастанием напряжения. 8 мая 2018 г. американский президент заявил о выходе из СВПД, утверждая, что если Тегеран не откажется от планов создания атомной бомбы, то в отношении последнего будут предприняты самые жесткие меры. При этом, Д. Трамп заявил, что Иран является главным государством-спонсором международного терроризма, несущее повышенные угрозы из-за наличия потенциала создания ядерного оружия и средств егодоставки. «У нас есть доказательства..., что отказ иранского режима от программы создания ядерного оружия был ложным», – заявил глава американской администрации. Он счел сделку с Тегераном «порочной, гнилой по своей сути», поскольку она не создает возможности «предотвратить создание ядерной бомбы» и приведет к региональной гонке атомного оружия [4].

Спустя год после выхода США из СВПД Иран объявил о своем частичном выходе из СВПД, в частности Иран частично приостановил свои обязательства по ограничению запасов хранимого обогащенного урана и использованию тяжелой воды. Также Иран потребовал от стран – участниц СВПД в срок до 60 дней разработать меры для компенсации финансово-экономических потерь от американских санкций, принятых по инициативе администрации Трампа. В противном случае, если требования не будут соблюдены, иранская сторона будет считать себя свободной от принятых в рамках СВПД обязательств по отказу от производства высокообогащенного урана.

Данная компенсация в большей степени зависит от США, однако Трамп категорически настроен против ядерной программы Ирана и малейших уступок Ирану. Для того чтобы иранцы проявили большую договороспособность, Белый дом проводит курс на экономическое «удушение» Тегерана. Последним громким решением в этой области стала отмена временной отсрочки для третьих стран на закупку иранской нефти, что по идее должно до минимума ограничить валютную выручку государства [8].

2 февраля 2018 г. Пентагон опубликовал новую ядерную доктрину, в которой «Иран рассматривает влияние США на Ближнем Востоке как главную угрозу цели Ирана укрепить себя в качестве доминирующей региональной силы. Иран намерен увеличивать свое влияние над соседними странами и противодействовать влиянию США. Эта цель напрямую угрожает союзникам и партнерам США» [3]. В документе отмечается, что Тегеран и дальше будет идти по пути разработки химического и биологического оружия, а также по пути развития не только крылатых ракет, но и кибероружия.

Между тем, МАГАТЭ, осуществляющее контроль над соблюдением сделки, неоднократно подтверждало, что Иран полностью выполняет взятые на себя обязательства в рамках СВПД. В опубликованном 22 февраля 2019 года докладе МАГАТЭ Иран полностью соблюдает взятые на себя обязательства, не выявлено ни одного случая нарушения [6].

Между тем, стремление Ирана к наращиванию ядерного потенциала объясняется многие причинами. В первую очередь, это определяется отсутствием региональной безопасности у Ирана. Иран находится в окружении соседей, связанных между собой сложной историей, поэтому он чувствует необходимость показать себя как превосходящую региональную силу из-за напряженных отношений с арабскими странами и со странами Каспийского моря, с Турцией, Пакистаном, Афганистаном, а также в силу плохих отношений с Израилем.

В связи с современной напряженной обстановкой в мире Иран претендует на роль активного актора в регионе, вследствие чего осознает важность ядерного оружия. А в регионе оно уже есть у Израиля, и Иран считает это угрозой своей безопасности и желает обезопасить себя, в частности, от стран Персидского залива, которые подписали соглашения обороны с США и странами Запада. Эти события произошли после второй войны в Персидском заливе, в результате чего Иран ощутил, что американские войска окружили его, потому что военное присутствие США есть реальность и в Ираке, и в Афганистане, и в странах на западе и востоке от Ирана.

Все угрозы безопасности, указанные выше, убеждают иранское руководство в необходимости обладать ядерным оружием с целью защитить режим при попытке изменить его, а с этим и защитить жизненно важные интересы страны в свете нынешнего мирового порядка и международных перемен [12, с. 56].

Переход Ирана в статус ядерной держаны и активная разработка ядерного оружия влечет за собой серьезные угрозы как региональный безопасности, так и международной.

Во-первых, обладание Ираном ядерным оружием может создать прецедент для «пороговых» стран в разных частях мира, что может катастрофически ослабить международную безопасность и стабильность на Ближнем Востоке и сделать бесполезным ДНЯО.

Во-вторых, дальнейшее распространение ядерного оружия фактически может спровоцировать катастрофу. Чем большее число государств будет обладать данным видом оружия, тем выше вероятность его применения в ходе того или иного конфликта. При этом, важно отметить, что большинство стран не будет иметь достаточно живучих систем базирования носителей, надежных систем предупреждения о нападении и систем управления [14, с. 20]. Как можно увидеть на примере Ирана, политическая ситуация в таких странах, стремящихся к получению ядерного оружия, зачастую нестабильна, существует большая вероятность войн и переворотов. Риск первого или упреждающего удара, а также несанкционированного применения ядерного оружия будет со стороны этих государств выше.

В-третьих, проблема ядерного оружия неразрывно связана с проблемой терроризма, с ростом разработок и производства ядерного оружия повышается угроза их попадания в руки террористов. Это может произойти в силу специфики внешней и внутренней политики вышеупомянутых стран, высокого уровня коррупции, непрофессиональной работы служб безопасности и отсутствия должного контроля за ядерными вооружениями.

В ближайшем будущем Иран вряд ли откажется от своих ядерных программ и пересмотрит кардинально свою позицию. Безусловно, лидеры ИРИ понимают, что дельнейшее развитие программы возможно только при благоприятных условиях, а режим санкций и подорванный авторитет на международной арене мешают этому.

Сомнительно, что Иран пойдет на уступки США и не согласится на условия, диктуемые Д.Трампом. Президент США в качестве базового сотрудничества предлагает Ирану, в первую очередь, отказаться от мирной ядерной программы. Очевидно, что Иран на такие условия не согласится, поскольку на это не имеется объективных причин. Иран не был уличен в несоблюдении договоренностей, об этом свидетельствуют доклады МАГАТЭ. После того как Вашингтон объявил о выходе из СВПД, обратной дороги к примирениям или снятию санкций со стороны США нет. Тем более нет гарантий, что США будут соблюдать условия нового договора и не выйдут из него, как это было в 2018 году.

Таким образом, многие страны опасаются превращения Ирана в ядерную державу, поскольку это повысит роль и влияния Ирана в регионе и окончательно подорвёт режим ядерного нераспространения. Принятый в 2015 году Совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе был довольно успешен и сдерживал ядерные разработки Ирана, однако односторонней выход из соглашения США и выдвижение Штатами новых требований к Ирану, осложнили ситуацию и привели к частичной приостановке Ираном выполнения своих обязательств. Сложившаяся ситуация угрожает не только региональной безопасности на Ближнем Востоке, но и международной безопасности в целом.

Список литературы

  1. Joint Comprehensive Plan of Action. Vienna, 14 July 2015 //https://www.iranwatch.org/sites/default/files/iran_joint_comprehensive_plan_of_action.pdf
  2. Kevin Liptak, Jim Acosta and Elise Labott. Treasury slaps sanctions on Iran after ballistic missile launch //CNN. February 3, 2017. https://edition.cnn.com/2017/02/03/politics/treasury-department-announcing-sanctions-against-iran-friday-morning/
  3. Nuclear posture review. February 2018 // https://admin.govexec.com/ me-dia/gbc/docs/pdfs_edit/2018_nuclear_posture_review__final_report.pdf
  4. The White House. Remarks by President Trump on the Joint Comprehensive Plan of Action. 8.05.2018 // https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/remarks-president-trump-joint-comprehensive-plan-action/
  5. Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons. http://disarmament.un.org/treaties/t/npt
  6. Verification and monitoring in the Islamic Republic of Iran in light of United Nations Security Council resolution 2231 (2015) //Atoms for Peace and Development. 22 February 2019. https://www.iaea.org/sites/default/files/19/03/gov2019-10.pdf
  7. Worldwide threat assessment of the US Intelligence Community : Statement for the record / Senate Select Committee on Intelligence // Office of the Director of National Intelligence. http://www.dni.gov/files/documents/ Intelligence Reports/2013 ATA SFR for SSCI 12 Mar 2013.pdf
  8. Булат Хисамутдинов. Иран, уран и упрямый баран: очередной военный спектакль США в Персидском заливе // Известия. 03.06.19. https://iz.ru/882346/bulat-khisamutdinov/iran-uran-i-upriamyi-baran-ocherednoi-voennyi-spektakl-ssha-v-persidskom-zalive
  9. Иваненко В.И. Иранская ядерная программа и российско-иранские отношения // Проблемы национальной стратегии. 2016. – № 1 (34). – С. 109-131.
  10. Резолюция 1929 (2010), принятая Советом Безопасности на его 6335-м заседании 9 июня 2010 г. // Организация Объединённых Наций.
  11. Резолюция 2231 (2015), принятая Советом Безопасности на его 7488-м заседании 20 июля 2015 г. // Организация Объединённых Наций.
  12. Тагильцева Ю. Р., Швед В. В. Иранская ядерная программа как проблема современных международных отношений: ближнесрочная перспектива // Вестник социально-гуманитарного образования и науки. 2018. – № 2. –С.52-60.
  13. Устав Организации Объединённых Наций // http://www.un.org/ru/documents/charter/
  14. Ядерное сдерживание и нераспространение. / Под ред. А. Арбатова и В. Дворкина. –М.: Московский Центр Карнеги, 2005.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его изготовление и доставку, составляет 300 рублей для России и 600 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость печатного свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк