gototopgototop

"Научный аспект №2-2019" - Гуманитарные науки

УДК 347.91/.95

Реализация Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

Цукарев Артём Евгеньевич – студент юридического факультета Национального исследовательского Мордовского государственного университета имени Н. П. Огарёва.

Аннотация: В статье рассматриваются изменения российского процессуального законодательства, предлагаемые авторами Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Особое внимание уделяется проблемным моментам и недоработкам данного акта, а также концептуальным и научным предложениям по совершенствованию действующего законодательства.

Ключевые слова: Гражданский процесс, единый кодекс, иск, концепция, судопроизводство.

8 декабря 2014 года решением № 124 (1) Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации была одобрена Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Концепция). Тем самым был утвержден базовый документ предстоящей полномасштабной реформы российского гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства, предполагающей принятие нового единого ГПК РФ, действие которого распространилось бы как на арбитражные суды, так и на суды общей юрисдикции. Вопрос о разработке единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стал актуальным после ликвидации Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и перехода к единому Верховному Суду Российской Федерации после принятия соответствующего Закона о поправках в Конституцию Российской Федерации 5 февраля 2014 года.

Процесс создания Концепции занял лишь несколько месяцев. В марте 2014 года П. В. Крашенинников заявил о необходимости создания единого ГПК РФ для ликвидации дуализма правил гражданского судопроизводства, в июне 2014 года была создана рабочая группа по работе над концепцией и проектом ГПК РФ, а итоги ее работы были представлены уже в октябре 2014 года [13, с. 39]. После одобрения Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации концепции единого ГПК РФ, в доктрине стали появляться не только комментарии по проекту ГПК РФ, но и мнения относительно возможности создания законодательной концепции единого Кодекса гражданского судопроизводства, который урегулировал бы деятельность судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Подобные научные изыскания в юридической литературе также вызваны процессом слияния высших судебных органов Российской Федерации, поскольку принятие единого процессуального кодекса унифицирующего характера (нового ГПК РФ или Кодекса гражданского судопроизводства РФ) стало бы логичным завершением процесса слияния судов [10, с. 47].

Основной целью принятия нового ГПК РФ является унификация и объединение гражданского и арбитражного процессов, имеющих как существенные сходства, так и многочисленные различия и выработку единых и эффективных судопроизводственных правил. Концепция предполагает, что в сфере административного судопроизводства будут применяться общие положения единого ГПК РФ (как известно, законодатель пошел другим путем, предпочтя принять отдельный Кодекс административного судопроизводства). Законодатель убежден, что объединение в единое целое институтов гражданского и арбитражного процесса позволит разгрузить судебную систему и упростить процедурные моменты [11].

Примечательно, что проект федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», во многом основанный на вышеуказанной Концепции, был внесен Верховным Судом Российской Федерации и представлен в Государственную Думу лично Председателем Верховного Суда Российской Федерации. Более того, Пленум Верховного Суда Российской Федерации по вопросу внесения в Государственную Думу вышеназванного проекта закона принял постановление, в котором дал подробное разъяснение и обоснование вносимым в законодательство изменениям. Особое внимание было уделено приказному производству, упрощенному производству (упрощенной процедуре рассмотрения «малых исков» без вызова сторон по представленным документам и доказательствам), а также препятствиям к рассмотрению дела в порядке упрощенного производства. Кроме того, в постановлении указывалось на установление нового процессуального порядка рассмотрения апелляционных и кассационных жалоб по делам упрощенного и приказного производства без вызова сторон по представленным документам и доказательствам (за судами при этом оставлено право на вызов сторон в судебное заседание) [6].

Хотя единый ГПК РФ пока так и не появился, после утверждения Концепции в сфере гражданского процесса и арбитражного процесса произошли существенные изменения. Так 2 марта 2016 года с принятием федеральных законов № 45-ФЗ и № 47-ФЗ произошло взаимопроникновение институтов гражданского и арбитражного процесса: институт приказного производства, ранее характерный исключительно для гражданского процесса, появился в АПК РФ, а институт упрощенного производства, характерный для арбитражного процесса, в ГПК РФ. Вместе с тем разработчики Концепции осознают, что в в некоторых случаях унификация норм невозможна или попросту вредна, поэтому предлагают сохранить существующие особенности судопроизводства в арбитражных судах и судах общей юрисдикции (в частности, при участии в процессе прокурора). В ряде случаев они, напротив, предлагают ввести новые специальные нормы: например, дополнительные нормы о представителе и судебном секретаре (пока так и не появились), положения об институтах электронного правосудия.

Кроме того, 1 сентября 2016 года вступили в силу изменения российского законодательства о третейских судах, внесенные принятым Федеральным законом от 29 декабря 2015 года № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Данный закон закрепил категории споров, которые не могут передаваться на рассмотрение третейского суда: споры о несостоятельности (банкротстве), споры об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, споры, отнесенные к подсудности Суда по интеллектуальным спорам, и споры, связанные с приватизацией.

Также было установлено общее правило рассмотрения в арбитражных судах всех споров о правах на недвижимое имущество и корпоративных споров (исключение – наличие действующего арбитражного соглашения между сторонами спора, позволяющее рассматривать дело в третейском суде). Такие положения в полной мере отвечают требованиям Концепции об изъятии из арбитрабельности третейских судов споров из специальной подведомственности арбитражных судов, в частности споров о несостоятельности (банкротстве) и корпоративных споров. Такое положение Концепции было направлено на урезание компетенции третейских судов, механизм разбирательства в которых позволял обходить закон. Тем более, что еще в 2012 году в судебной практике имели место решения, когда корпоративный спор рассматривался арбитражным судом как неарбитрабельный для третейского суда [7].

Еще одним примером практической реализации положений Концепции является установление широкого подхода к судебным издержкам, при котором под ними понимаются любые расходы, связанные с рассмотрением дела. И хотя статья 94 ГПК РФ не претерпела изменений, она получила соответствующее толкование Пленума Верховного Суда Российской Федерации, который в абзаце 2 пункта 2 Постановления от 21 января 2016 года № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» подтвердил открытость перечня судебных издержек.

Заимствованные из Концепции положения дали судьям возможность в мотивировочной части судебного решения ссылаться на сохранившие силу акты Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и акты действующих высших судебных органов (Пленума и Президиума Верховного Суда Российской Федерации, Конституционного Суда Российской Федерации) по вопросам судебной практики, на постановления и решения Европейского суда по правам человека.

Вместе с тем если результаты деятельности высших судов по толкованию нормативных предписаний не имеют обязательного характера для судов, разрешающих гражданские дела, то такая толковательная деятельность теряет всякий смысл. В связи с этим предлагается включить в ГПК РФ статью, которая установит обязательность актов высших судебных органов при рассмотрении и разрешении гражданских дел, экономических и иных споров, связанных с предпринимательской деятельностью [12, с. 34]. А вот в АПК РФ по-прежнему нет предлагаемых разработчиками Концепции таких специальных доказательств при оспаривании нормативных правовых актов, как заключение специалиста (пока есть только консультация специалиста), а также правовой экспертизы акта. С другой стороны, в сентябре 2015 года из ГПК РФ исчез подраздел о производстве по делам по оспариванию нормативных правовых актов.

Также воплощены в жизнь идеи Концепции о расширении сферы применения корпоративных споров для некоммерческих организаций и возможности рассмотрения таких споров, как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции. Верховный Суд Российской Федерации указал, что споры, связанные с созданием, управлением или участием в ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом и объединяющей субъектов предпринимательской деятельности (корпоративные споры), рассматриваются арбитражными судами. Иные корпоративные споры, связанные с созданием, управлением или участием в других корпорациях, являющихся некоммерческими организациями, рассматриваются судами общей юрисдикции [5].

Авторы Концепции единого ГПК РФ придают большое значение и формам института упрощенного производства, считая их практически востребованными и нуждающимися в совершенствовании для повышения эффективности и оптимизации правосудия в рамках гражданского процесса. Под упрощенными формами гражданского производства они понимают приказное, заочное и упрощенное производство.

В отношении приказного производства Концепцией предусмотрено сохранение возможности отмены судебного приказа после поступления возражений должника относительно его исполнения, а также возможность защиты требований взыскателя путем предъявления иска. В науке высказывается мнение о необходимости распространения возможности вынесения судебных приказов и на дела, подведомственные арбитражным судам, посредством отнесения права на вынесение судебных приказов к компетенции арбитражных судов субъектов РФ. Имеет место и доктринальное мнение о необходимости внесения в ГПК РФ положения, подобного правилам об отмене заочного судебного решения, об обязательном мотивировании должником направляемых в суд возражений при требовании об отмене судебного приказа. Такое изменение позволило бы существенно сократить материальные и временные затраты судов и заявителей.

Заочное производство в Концепции определяется как разбирательство и разрешение гражданского дела по упрощенному варианту процессуального регламента при согласии истца на рассмотрение дела в случае неявки ответчика, если он не сообщил об уважительных причинах неявки и не просил о рассмотрении дела в его отсутствие. При этом истец несет риски наступления последствий оспаривания ответчиком заочного решения – в этом случае рассмотрение дела по существу возобновится, а сроки рассмотрения дела существенно увеличатся. Однако в статье 233 ГПК РФ отсутствуют правила рассмотрения дела в порядке заочного производства в случае участия в деле третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора на тот случай, если истец согласен на рассмотрение дела в порядке заочного производства, а третье лицо, заявляющее самостоятельные требования – нет.

Авторы Концепции посчитали нужным выделить упрошенное (письменное) производство, отличающееся небольшой ценой иска и малой вероятностью наличия спора между сторонами, на что должны указывать письменные доказательства, в обязательном порядке представляемые в суд обеими сторонами. Вместе с тем не были определены конкретные категории дел, которые не могут рассматриваться по правилам такого производства, а также механизм перехода от письменного производства к обычному производству по делу [14, с. 27].

Вместе с тем многие перспективные положения Концепции по-прежнему не реализованы на практике. Так в Концепции есть предложения по дополнению существующих положений о групповых исках в главе 28.2 АПК РФ и статье 46 ГПК РФ и устранению проблем рассмотрения групповых исков, которые препятствуют их широкому распространению. В частности, разработчики Концепции предлагают уточнить критерии понятия «группа истцов», закрепить понятие «правоотношение», ввести понятие «правоотношение», позволяющее определить состав группы истцов и принадлежность их исковых требований к общему правоотношению. Такие меры, по мнению авторов Концепции, будут способствовать тому, что суды не будут трактовать групповой иск исключительно как обязательное процессуальное соучастие на стороне истца [9, с. 18]. Вместе с тем в Концепции единого ГПК РФ нет положений о деятельности суда и истца-представителя на стадии возбуждения дела в порядке группового производства. Нет и разъяснений и по особой процедуре установления состава группы при принятии группового иска на стадии возбуждения группового производства, в то время как в зарубежном законодательстве, например, в законодательстве США, такое положение существует [4].

Не вполне удачной является регламентация пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке. Недостатком является то, что пункт 52.2 Концепции предполагает, что суд кассационной инстанции будет осуществлять отбор дел коллегиально на основании их приемлемости к пересмотру в кассационном порядке. Критерием такой приемлемости является существенный характер нарушений норм материального и (или) процессуального права, что и является основанием для отказа в рассмотрении дела в порядке кассационного производства. На практике именно эта формулировка является излюбленной стандартной формой отказа судей «первой кассации» в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании. Таким образом, такое положение Концепции ведет лишь к усугублению проблем кассационного обжалования не только для судов общей юрисдикции, но и для арбитражных судов. Кроме того, оценочное понятие «существенность» имеет весьма нечеткую формулировку и оставляет чрезмерную свободу усмотрения судов кассационной инстанции [8, с. 28].

Таким образом, хотя не вполне доработанная и завершенная Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не устранила многие пробелы и недоработки существующего законодательства и не привела к созданию нового ГПК РФ, она уже сыграла важную роль в совершенствовании гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства. Значение многих новелл, принятых в соответствии с Концепцией, оценивать пока довольно сложно, поскольку значение имеет не только само содержание кодексов, но и толкование, даваемое формирующейся судебной практикой. Однако можно говорить о том, что она привела к масштабным изменениям российского процессуального законодательства.

Список литературы

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 года № 95-ФЗ (ред. от 25.12.2018) // Собрание законодательства РФ. – 29.07.2002. – № 30. – ст. 3012.
  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 года № 138-ФЗ (ред. от 27.12.2018) // Собрание законодательства РФ. – 18.11.2002. – № 46. – ст. 4532.
  3. Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 2015 года № 382-ФЗ (ред. от 27.12.2018) // Собрание законодательства РФ. – 04.01.2016. – № 1 (часть I) – ст. 2.
  4. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуального законодательству ГД ФС РФ от 8 декабря 2014 года № 124 (1)) // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части 1 ГК РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – № 8 (август). – 2015.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 года № 7 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс».
  7. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 января 2012 года № ВАС-15384/11 по делу N А40-35844/2011-69-311 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. // СПС «Гарант».
  8. Вандраков С. Ю. Свобода судебного усмотрения при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. – № 3. – С. 27-31.
  9. Долганичев В. В. Возбуждение группового производства // Арбитражный и гражданский процесс. – 2017. – № 9. – С. 18-23.
  10. Небратенко О. О. Судебные механизмы защиты прав человека на внутригосударственном и международном уровнях // Администратор суда. – 2017. – № 3. – С. 45-50.
  11. Обзор: Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // КонсультантПлюс, 2015.
  12. Соловьева Т. В. Значение постановлений высших судебных органов в гражданском процессуальном законодательстве // Российская юстиция. – 2015. – № 1. – С. 32-34.
  13. Ушкин Г. Н. Об унификации норм о продлении срока судебного разбирательства в гражданском судопроизводстве // Государственная власть и местное самоуправление. – 2015. – № 1. – С. 39-45.
  14. Шкромада И. Н. Упрощенные формы гражданского судопроизводства в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. – 2015. – № 7. – С. 25-28.
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его изготовление и доставку, составляет 300 рублей для России и 600 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость печатного свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк