gototopgototop

"Научный аспект №2-2019" - Гуманитарные науки

УДК 349.2

К вопросу о правосубъектности в трудовом праве

Ширяева Елена Анатольевна – старший преподаватель кафедры Предпринимательского и финансового права Байкальского государственного университета.

Аннотация: В статье проанализировано понятие «трудовая правосубъектность», на основе трудов ученых-цивилистов дана его дефиниция: способность либо возможность быть субъектом права. Выделены признаки правосубъектности(законность возникновения, статичность, неизменяемость, гарантированность, регулирование, защита его объективным правом, абсолютность).Установлены составные и необходимые составляющие трудовой правосубъектности, к ним относятся правоспособность (возможность субъекта иметь права и нести обязанности) и дееспособность (способность своими действиями приобретать, осуществлять права и обязанности).

Ключевые слова: Трудовая правосубъектность, правоспособность, дееспособность.

Институт трудовой правосубъектности является одним из наиболее значимых в науке трудового права, поскольку обладание правосубъектностью есть основание признания лица полноправным участником трудовых отношений.

Вопрос о том, что собой представляет правосубъектность, решается наукой неодназначно. Так, Эннекцерус Л. полагал, что правосубъектность представляет собой правовое свойство, правовую предпосылку всех прав и обязанностей, не являясь при этом правом (субъективным)[1, с. 283]. С точки зрения В. Ф. Яковлева, правоспособность (то же, что правосубъектность) – «мера социальных возможностей субъекта в имущественной сфере, а также в сфере отношений по поводу некоторых личных неимущественных благ»[2, с. 75].

Таким образом, правосубъектность определяется учеными через категории свойства и возможности, что позволяет придти к выводу, согласно которому правосубъектность является особым субъективным правом.

Правосубъектность, определенная через категорию свойства, заключается в способности лица быть субъектом права. С точки зрения многих ученых – цивилистов указанная «способность» есть «возможность». «Способность – это и есть возможность, которая неотъемлемо принадлежит данному лицу и проявляется в его деятельности»[3, с. 141], «способность означает не что иное, как юридическую возможность: лицо способно, т. е. может иметь права и обязанности»[4, с. 56], из чего следует, что правосубъектность – это гарантированная законодательством возможность. С. С. Алексеев полагает, что «юридические возможности суть не что иное, как субъективные права» [3, с. 141]. Указанный вывод базируется на традиционном определении субъективного права как предоставленной лицу законом возможности определенного поведения, а также возможности требовать соответствующего поведения от обязанных лиц [5, с. 126], в связи с чем правосубъектность есть субъективное право.

Необходимо отметить, что правосубъектность – это особое субъективное право, отличающееся от других субъективных прав особым содержанием. Указанное особое содержание правосубъектности, по мнению многих ученых [6, с. 25], состоит в способности лица быть субъектом права. Вместе с тем существует мнение, согласно которому обладаниеправосубъектностью есть основание для признания лица «субъектом отношений, урегулированных правом» [7, с. 75], а правосубъектность – это признание лица участником правоотношений [8, с. 115-116].

Представляется, что второй подход достаточно сужает понятийный аппарат правосубъектности, поскольку выступать в качестве субъекта права означает способность или возможность такого субъекта, являться участником правоотношения есть реализация указанной способности (возможности). К данному мнению присоединяются многие ученые. Так, В. Я. Бойцов указывает, что «субъект права - лицо, обладающее правосубъектностью, т. е. лицо, потенциально (вообще) способное быть участником правоотношения, а субъект правоотношения - реальный субъект правового отношения» [9, с. 32-36]. В. С. Нерсесянц подчеркивает, что не следует смешивать абстрактного субъекта объективного права и конкретного, индивидуально определенного субъекта права [10, с. 504-505].

Таким образом, правосубъектность есть способность (возможность) выступать в качестве субъекта права. Субъекты права реализуют предоставленную государством возможность через правоотношения, «урегулированные нормами права и состоящие во взаимной связи субъективных прав и юридических обязанностей участников правоотношений» [11, с. 366]. Из чего следует, что правосубъектность есть способность лица выступать в качестве субъекта трудовых прав и обязанностей, и, как следствие реализации такой возможности, быть субъектом гражданских правоотношений.

Однако сделанный выше вывод не означает, что «правосубъектность может быть уже или шире в зависимости от того, каков круг отношений, субъектом которых в соответствии с действующим правом может выступать лицо»[2, с. 75]. Содержание правосубъектности на протяжении существования самого субъекта находится в том состоянии, каким его наделило объективное право. Оно достаточно статично, не изменяемо, кроме как в случаях и в порядке, предусмотренными федеральными законами.

Трудовую правосубъектность характеризует законность ее возникновения. Поскольку правосубъектность не является естественным правом лица, то момент ее возникновения определяется законом. Трудовой кодекс[12] наделяет работниковобщей правосубъектностью с шестнадцати лет, в некоторых случаях – с пятнадцати, четырнадцати лет, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей - с момента его государственной регистрации и прекращает в момент завершения его ликвидации – после внесения записи о ликвидации в единый государственный реестр. Правосубъектность физических лиц – работодателей наступает с восемнадцати лет, комиссий по трудовым спорам – с момента их создания.

Объективное право не только определяет момент возникновения правосубъектности у субъектов трудового праваи наделяет их правосубъектностью, оно устанавливает, гарантирует, регулирует и защищает возможности и свободу лица, выступающего в качестве субъекта права, а также рамки ограничения свободы обязанных лиц, «должное поведение, которому каждый субъект обязан следовать в своей жизнедеятельности, соблюдая свободу и интересы других лиц»[11, с. 365-366]. Таким образом, правосубъектность возникает на основании объективного права, гарантируется, регулируется и защищается им.

Правосубъектности свойственна абсолютность. «Абсолютными считаются те права, где управомоченному лицу противопостоит неопределенный круг обязанных лиц» [13, с. 294]. Правосубъектности - возможности лица выступать в качестве субъекта трудового права и трудовых правоотношений - противостоит обязанность всех других лиц не препятствовать свободному осуществлению указанной возможности.

Трудовая правосубъектность – особое субъективное право, поскольку тесно связана с личностью носителя: закон не допускает ее отчуждение либо передачу другому лицу (неотчуждаемость правосубъектности). Будучи личным (субъективным) правом, которое гарантировано и находится под защитой права, правосубъектность не может обладать таким качеством, как абстрактность [14, с. 18]. Кроме того, правосубъектность, являясь личным правом субъекта, не составляет «права общего типа» [15, с. 50].

Правосубъектностью, то есть способностью выступать в качестве субъекта права, обладают работник, работники, выступающие субъектом отношений в сфере социального партнерства, работодатели, их объединения, профессиональные союзы, их объединения, наделенные специальной компетенцией субъекты: комиссии по трудовым спорам, примирительные комиссии, родитель (опекун) несовершеннолетнего работника, суды, работники на условиях неполного рабочего времени, сменной работы, в режиме гибкого рабочего времени, работодатель – спортивная организация, работники – спортсмены, тренеры, другие. Любой из перечисленных субъектов права является созданием правопорядка.

Для признания и выступления в качестве субъектов трудовых прав и обязанностей, для участия в трудовых отношениях лица должны обладать особыми качествами (свойствами, способностями, возможностями). Так, они наделяются трудовой правосубъектностью при наличии у них трудовой правоспособности, которые ученые определяют через категории отношения лица и государства, способности, права, возможности и других.

Правоспособность как особое длящееся отношение между лицом и государством, отношение, обусловливающее возможность для лица при наличии фактических условий, предусмотренных юридической нормой, становиться участником правоотношений (обладать правомочиями и нести обязанности) определяет О. С. Иоффе [6, с. 54]. Такой подход, по всей видимости, связан со стремлением отграничить правоспособность и субъективные права, являющиеся содержанием правоотношения. Их различия выражены в следующем: 1) правоспособность – предпосылка правоотношения, а субъективное право - один из необходимых его элементов, 2) правоспособность воплощает отношение как носителя с государством, а субъективное право – с обязанным лицом, 3) правоспособность определяет меру дозволенного ее обладателю поведения, а субъективное право также меру поведения обязанных лиц, на которые вправе притязать управомоченный[16, с. 54].

М. М. Агарков, выдвинувший теорию динамической правоспособности, полагал, что правоспособность – не общая предпосылка правообладания, и правоспособность зависит не только от ее государственного признания, но и обладания лицом набором конкретных прав, которые подвержены постоянным изменениям, в связи с чем правоспособность приобретает динамические свойства[17, с. 76].

С. Н. Братусь, автор статистической теории правоспособности, указывает, что «не следует смешивать правоспособность как субъективное абсолютное право, защищаемое в случае его нарушения государственным принуждением, с конкретным правообладанием, порожденным осуществлением правоспособности» [18, с. 32]. Правоспособность, с точки зрения С. Н. Братуся, есть право: «правоспособность – это особое субъективное право, реализация которого при наличии допускаемых законом обстоятельств (юридических фактов) порождает конкретные субъективные права и обязанности для носителя правоспособности»[18, с. 32]. Указанное мнение поддерживается С. С. Алексеевым, В. П. Грибановым и другими, однако у него есть и оппоненты.

Так, О. А. Красавчиков полагал, что правоспособность – не право, а социально-правовая способность лица [19, с. 32]. В. А. Рясенцев подчеркивал, что правоспособность – не право, хотя существование правоспособности означает наличие определенной правовой связи между государством и лицом. Возможность, заключенная в правоспособности, означает гарантированную государством возможность иметь права и обязанности, которой (в отличие от субъективных прав) не соответствует обязанность других субъектов, в связи с чем правоспособность – общественно-юридическое свойство, признаваемое законами государства за людьми и организациями, которых оно считает нужным объявить субъектами права[20, с. 10].

Многие ученые – цивилисты определяют правоспособность как способность либо возможность, «способности быть адресатом объективного права (то есть становиться носителем субъективных прав и адресатом обязательств)»[21, с. 12].

По нашему мнению, обнаружение смысла понятия правоспособность возможно только через категорию способности, поскольку, как было указано выше, способность – есть не что иное, как юридическая возможность. Юридическая возможность, в свою очередь, дефиниция определения субъективного права (субъективное право – это предоставленная лицу возможность определенного поведения, а также возможность требовать соответствующего поведения от обязанных лиц).

Таким образом, правоспособность, являясь структурным элементом правосубъектности, а также, как понятие, определяемое через категории «способность – возможность», есть субъективное право, состоящее в возможности субъекта иметь права и нести обязанности. Правоспособность, также, как и правосубъектность, – это особое субъективное право, отличающееся от других субъективных прав особым содержанием, состоящем в гарантированной государством возможности иметь права и нести обязанности.

Второй необходимой способностью, которой должны обладать лица для наделения их правосубъектностью, является «способность своими действиями приобретать, осуществлять права и обязанности» [2, с. 75], то есть дееспособность. Представляется, что дееспособность юридического лица также является особым субъективным правом. Данный вывод позволяет сделать использованная выше аргументация, определяющая правосубъектность как особое субъективное право. При этом необходимо отметить, что дееспособность как субъективное право отличается от правоспособности и других субъективных прав своим содержанием: «оно означает возможность определенного поведения для самого лица, обладающего дееспособностью, и вместе с тем этому праву соответствует обязанность всех окружающих лиц не допускать его нарушений»[27, с. 62].

Таким образом, для признания за лицом правосубъектности, то есть возможности быть субъектом права, наряду с правоспособностью, необходимо наделение такого лица дееспособностью. В связи с чем дееспособность, также, как и правоспособность, является необходимой составляющей правосубъектности.

Список литературы

  1. Эннецерус Л. Курс германского гражданского права. — М., 1949. — Т. 1. — С. 283.
  2. Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. —Свердловск, 1972. — С. 75.
  3. Алексеев С. С. Общая теория права. — Т. 2. М., 1982. — С. 141.
  4. Гражданское право/ под ред.Е. А Е. А Суханова. — М., 1994. — Ч. 1. — С. 56.
  5. Иоффе О. С. Развитие цивилистической мысли в СССР. — Ч. 1. — Л., 1975. — С. 126.
  6. Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. — Рига, 1976. — С. 25.
  7. Яковлев В. Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. — Свердловск, 1972. — С. 75.
  8. Халфина Р. О.Общее учение о правоотношении. — М., 1974. — С. 115-116.
  9. Бойцов В. Я. Система субъектов советского государственного права. — Уфа, 1972. — С. 32-36.
  10. Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. — М., 1999. — С. 504-505.
  11. Проблемы общей теории права и государства/ под ред. В. С. Нерсесянца. — М., 2002. — С. 365, 366.
  12. Трудовой кодекс Российской Федерации: федеральный закон
  13. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. — М., 2000. — С. 294.
  14. Советское гражданское право: субъекты гражданского права/ под ред. С. Н. Братуся. — М., 1984. — С. 18, 32.
  15. Гражданское право/ под ред. Е. А. Суханова. — М., 1994. — Т. 1. — С. 50, 62.
  16. Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву. — М., 2000. — С. 54.
  17. Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. В сб.: Ученые труды Всесоюзного института юридических наук. — Вып. III. — М., 1940. — С. 76.
  18. Советское гражданское право. Субъекты гражданского права/ под ред. С. Н. Братуся. — М., 1984. — С.32.
  19. Красавчиков О. А. Гражданская правосубъектность как правовая форма. В сборнике: Правовые проблемы гражданской правосубъектности. — Свердловск, 1978. — С. 10.
  20. Советское гражданское право /под ред. В. А. Рясенцева. —М., 1986. —Ч. 1. — С. 10.
  21. Санфилиппо Чезаре. Курс частного римского права. — М., 2000. — С. 12.
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его изготовление и доставку, составляет 300 рублей для России и 600 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость печатного свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк