gototopgototop

Реализация гражданских прав и свобод в области современного конституционализма

Бурковская Валентина Юрьевна – студентка Юридического факультета по направлению «Международное и финансовое право» Образовательного комплекса Московского государственного института международных отношений (университета) Министерства иностранных дел Российской Федерации в Московской области.

Аннотация: Идеи современного конституционализма широко распространены во многих европейских странах. Однако его содержание и неизменная форма на сегодняшний день подверглись серьёзным испытаниям, в результате которых правовые идеи верховенства права, обеспечения прав и свобод личности подвергаются сомнению.

Ключевые слова: Верховенство права, естественные неотчуждаемые права, «позитивное» право, «природное» право, права человека, доктрина.

Идеи о Конституции, как формы общественного устройства и государства, получило своё развитие в Европе, на рубеже XVII-XVI вв., которые в свою очередь основывались на «признании свободы, верховенстве права, народного правительства (парламентского правления), обеспечении свобод личности и верховенстве права». В конце XVIII в., данные идеи нашли свою теоретическую и практическую реализацию в таких странах, как - США(северные штаты),Польша и Франция. Позже, в XIX в., к ним присоединились другие страны Европы, Америки и Азии.

Сегодня конституционализм, как принцип и способ организации общества и государства широко распространен, в том числе и тем странам, где данная идея не смогла реализоваться в форме целого права (Великобритания). В процессе раскрытия данного понятия возникает вопрос о значении конституционализма, как способа, государственного устройства, основанного на законодательном подтверждении и обеспечении конституцией прав и свобод человека, как высшая цель государства, подчинение государственной деятельности, его органов и уполномоченных лиц «закону, праву, принципу суверенитета народов, разделения властей, конституционно-охранительной и правообеспечительной роли независимых судов, многообразия в идеологии и политики, как инструментам демократического устройства государства».

Как уже говорилось ранее, в содержании данной доктрины особое значение имеют либеральные идеи XVII-XIX вв. о роли государства в отношении человека, к его правам и законным интересам. Немецкий гуманист В. Гумбольтд утверждал, «государственное устройство само по себе не есть цель, а только средство для развития человека….» [7]

В данных идеях прослеживается доктрина о естественных правах, которые даны человеку природой. Данная идея, о естественных, неотчуждаемых правах человека, приобретала свою форму, которую она имеет на данный момент времени, на протяжении двух с половиной тысячелетий. В процессе своего развития, данная концепция стала основой теоретического и правового учения, которая обосновывает естественно-правовой характер происхождения государства и права, а так же связь между человеком, обществом и государством. Под влиянием ученых эпохи Просвещения: Г. Гроция , Т. Гоббса, Д. Локка, Вольтера, Ш. Л. Монтескье и других просветителей XVII-XIX вв. сформировалось представление о естественном «природном» праве, которое олицетворяет собой справедливость и свободу, что в свою очередь является эталоном для реализации «позитивного» права, которое должно исходить от государства.

В последующем оно зародило благоприятную почву во второй половине XX в., что дало реакцию в виде создания национал-социалистического(фашистского) тоталитарного государства, которое пыталось навязать господство по всему миру, в виде социалистического политического режима, с всеохватывающим огосударствлением жизни человека и общества в целом, в виде колониального подчинения народов Азии, Африки и Латинской Америки.

Изначально складывалась ситуация, которая вела к законодательному урегулированию правовой реализации естественных прав в обществе, в процессе было так же выявлено, что такие права требуются в защите от третьих лиц и государства, что в свою очередь нашло отражение в первых конституциях того времени. Вместе со всем перечисленным, стало очевидно и то, что ограничение власти естественными правами не должно вести к беспредельному умалению роли государства и позитивного права в области урегулирования отношений в обществе. Государство и право разработаны для того, что бы регулировать данные отношения, а так же обеспечивать соблюдение баланса интересов отдельных лиц и государства.

Развитие естественного права и становление правового государства, а вместе с тем реализация абсолютного господства права и конституционализма, осуществлялось в процессе развития общественных отношений. При этом объем восприятия и конституционализация естественных прав в разные исторические эпохи имеет широкие масштабы – от непомерного возвеличивания их в жизни для каждого человека и полного подчинения ему деятельности государства, до полного отрицания самостоятельного значения естественных прав человека. [4][5][6]

Выделение естественных прав, как особой категории прав в конституциях и иных правовых актах и декларациях, стимулировало формирование гуманистической концепции прав человека как комплекс «природных» и позитивных прав, что представляет собой механизм взаимодействия между обществом и государством. На основе «вестфальской» международной системы «национальных государств» с чётко определённым суверенитетом и правовой связью человека с государством – подданство, а позже, начина с XIXв, гражданство, предрекло обособленность естественных прав человека, как каждого человека от дополнительно закрепленных конституциями и законами прав граждан, подданных, конкретного государства в политической и социально-экономической сферах жизни общества.

Если права и свободы присущи каждому человеку и гражданину, и лицам не имеющим гражданства конкретного государства, то права и обязанности граждан принадлежат человеку, обладающему статусом гражданина этого государства. К естественным правам человека первоначально, вплоть до середины XX в., преимущественно относили права человека в сфере его личной жизни как разумного высокоорганизованного существа природы и частично в сфере хозяйствования (собственность человека «священна и неприкосновенна», право наследования гарантируется), управления общими делами (право на сопротивление государственному произволу и на собственное «правительство»). [1]

В середине XXв. Происходили процессы доктринальная аргументация и конституционная консолидация перечня прав человека. Толчком к этому послужило к этому реакция народов на разрушающий и подавляющий достоинство и жизнь человека фашистский тоталитарный режим.

В развитие настоящего положения конституционно-правовая наука отмечает постепенное формирование идентичной сущности различных по содержанию групп прав и свобод личности. В частности, на примере социальных прав председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин отмечает, что «в юридической науке и судебной практике нарастает тенденция рассматривать закрепленные Конституцией социальные права не только как принципиальные ориентиры для законодателя, но и как основные права, равные по значимости конституционным гражданским и политическим правам. Конституционные социальные права, наряду с гражданскими и политическими правами, по своей природе относятся к фундаментальным правам человека, неотчуждаемым и принадлежащим каждому от рождения». [8]

На сегодняшний день активно звучат предложения о создании модели новой конституции, «не разделяющей естественного и позитивного права, а соединяющих их», об использовании для обозначения субъекта прав такие обобщающие термины, как «индивид», «личность» и т.д. [9]

Авторы данных сочинений так же отмечают следующее: ст. 64 Конституции Российской федерации 1993г. не последовательно, но достаточно определённо указывает, что положение второй главы «Права и свободы человека и гражданина» Конституции РФ, в которой речь идёт в приоритете о человеке и гражданине, являются основой правового статуса личности. Отсюда следует, что предполагаемая терминология охватывает как «права человек» так и «права гражданина». Категория личности так же упоминалась в Конституции СССР 1977 г., однако оно упоминалось в качестве категории, обобщающей права граждан союза, иностранных граждан и лиц без гражданства. [3]

Современный конституционализм провозглашает равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, сохраняет утвердившееся в течение последних столетий неравенство человека в правах и обязанностях по признаку наличия или отсутствия гражданства (подданства).

На сегодняшний день данное положение является объективной необходимостью, обусловленное тесной правовой связью развития правового статуса человека с его устойчивой связью с государством, именно эта связь, которая предполагает основу государства и его неотчуждаемое свойство – государственный суверенитет.

С правовой точки зрения, такое положение закрепляется в национальных законах, что выражено в части 3 ст. 62 Конституции Российской Федерации: «Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наряду с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации».

В теории можно допустить, что в случае, если на смену «вестфальской системы» национальных государств, с четко определенной территорией, государственным суверенитетом и гражданством, придет система с иной политической формой человеческого сообщества, то и тогда до определенного предела может быть актуальным вопрос о полноправных членах такого сообщества и «ассоциированных», лишь ограниченно связанных с ним членом иного сообщества.

С учетом современного развития стран, существующих на основе признания базовых принципов конституционализма можно утверждать следующее-естественные права и свободы человека в их трансформированном виде и особые права граждан ограничено, вплетены в действующую модель конституционализма. Это можно отнести к исходной основе конституционализма: «конституция, обладающая верховенством, высшей юридической силой и системообразующим характером, провозглашает свободу человека и одновременно определяет степень этой свободы посредством установления наряду с правами также обязанностей и ограничений в интересах других лиц, государства. В последнем случае конституция выступает как «мера» соотношения интересов, прав и обязанностей человека, общества и государства». [10]

Государство, его органы, которые были сформированы по воле общества, имеют своей целью служение человеку, от сюда следует, что их деятельность направлена и на реализацию его интересов, облечённые в конституционные права и свободы человека и гражданина. В этом виде конституционные права и свободы имеют прямое и непосредственное действие по отношению к государству и национальным, правовым институтам. В случае нарушения конституционных прав и свобод действиями государства в лице его органов последние несут юридическую ответственность перед человеком (гражданином), в том числе посредством возмещения причиненного вреда человеку (гражданину).

Присущее практике конституционализма признание верховенства права означает подчинение деятельности государства, его органов, а также поведения человека единому правопорядку, уравновешивающему права и обязанности человека и государства на основе их сбалансированного социального и политического соучастия в обеспечении устойчивого благополучного существования отдельного человека и государства в целом.

При этом при реализации верховенства права, ориентируемого на максимально адекватное отражение и обеспечение естественных прав человека, важно иметь ввиду, что во взаимодействии отдельного человека и государства последнее выступает в качестве более «сильной» стороны.

Классический принцип суверенитета народа, как свой свойство верховенства народа как независимой структуры государства. Данная особенность заключается в свободном и разумном изъявлении множества воль, объединенных в единую волю народа каждого гражданина («государственная народность»), а также воля части не граждан, формально допущенных к участию в жизнь государства, что является уже самобытностью международных отношений. Воля народа облечена в форму властного политико-правового состояния (народовластия). При этом сам народ традиционно выступает в качестве источника всякой государственной власти. Но одновременно при некоторых обстоятельствах (например, при принятии решения на референдуме) он может предстать и в качестве своеобразного «органа государства».

Разделение властей-базовый принцип для реализации прав и свобод человека. Еще с эпохи Просвещения, вплоть до наших дней данный принцип доктринально обосновывался в сосредоточении различных властных структурах (законодательных, исполнительных и судебных). Объединяя все эти властные структуры в один орган, тем самым мы закрепляем позицию государства, как «слабого» по отношению к собственному народу. Суть слабости заключается в огосударствлении интересов человека, сужение сферы его индивидуальной свободы, его прав в различных областях жизни, в том числе это касается и естественных прав. И наоборот, разделение государственной власти на организационно-функционально обособленные направления государственной деятельности, при всех возможных издержках, более благоприятствует утверждению свободы личности, реализации и естественных, и позитивных прав человека.

Об этом еще говорил Ш. Л. Монтескье, о пагубности для свободы человека сосредоточения государственной власти в одних руках. По его мысли, если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как они будут «создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной властью, то судья получает возможность стать угнетателем». [2]

Также очень тесно связный принцип с конституционными-принцип независимости судей. Данный принцип направлен на эффективное и справедливое обеспечение и реализацию прав и свобод человека.

Из всего выше изложенного, следует отметить. во-первых, принципы конституционализма и права человека находятся в постоянном развитии, реализуются не беспроблемно даже в развитых странах; во-вторых, они сложно, не без потрясений укореняются в странах со схожей развитым странам культурой, вставших на этот путь 30 - 40 лет назад; в-третьих, отдельные принципы конституционализма (суверенитет народа, верховенство права, идеологическое и политическое многообразие и др.) и положения доктрины прав человека воспринимаются в реальной политике нередко лишь как дань демократическому международному имиджу страны (используются «для внешнего употребления»); в-четвертых, в некоторых странах ни доктрина конституционализма, ни доктрина прав человека не воспринимаются вообще в силу культурно-исторического и общественно-политического своеобразия этих стран.

События последних лет подвергают серьезным испытаниям объективную обусловленность, живучесть и перспективность на обозримое будущее доктрины и практики конституционализма и прав человека в либерально-индивидуалистической интерпретации.

В данном случае становится очевидным следующее, что нормы и практика реализации принципов конституционализма и прав человека должны быть более приспособлены к кризисным ситуациям, также конституционализм, в силу нестабильности государственности и общества должен быть более «боеспособным», т.е. способным любыми средствами, в рамках закона, защитить свои принципы, ценности и институты.

Список литературы

  1. Международные акты о правах человека: Сборник документов / Сост. В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. М.: Норма, 2002. С. 79.
  2. Монтескье Ш.Л. Избранные произведения. М.: Госиздат политической литературы, 1955. С. 190 - 191.
  3. Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик. М., 1988. С. 15 - 23.
  4. Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: Учебное пособие: В 2 т. 5-е изд. М.: Норма; ИНФРА-М, 2014. С. 571 – 573.
  5. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2016. С. 84 – 90.
  6. Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Теория современной конституции. М.: Норма, 2005. С. 131 – 147.
  7. Гумбольдт В.Ф. Опыт установления пределов государственной деятельности. СПб., 1908. С. 66.
  8. Зорькин В.Д. Современный мир, право и Конституция. М.: Норма, 2010. С. 274.
  9. Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Указ. соч. С. 144, 146.
  10. Ermacora F. Allgemeine Staatslehre. Vom Nationalstaat zum Weltstaat. Berlin, 1970. S. 332.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 350 рублей для России и 420 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 120 рублей

Реквизиты для оплаты через банк