gototopgototop

Правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации как форма толкования гражданско-правовых норм

Киракосян Арест Варданович - аспирант кафедры Гражданского права и процесса Института права, экономики и управления Тюменского государственного университета. (ТюмГУ, г.Тюмень)

Аннотация: В рамках данной статьи автор рассматривает толкование гражданско-правовых Конституционным Судом Российской Федерации, в решениях которого содержатся правовые позиции по применению и толкованию гражданско-правовых норм, обязательные на всей территории Российской Федерации.

Ключевые слова: Конституционный Суд, правовые позиции, гражданско-правовая норма, толкование, особенности толкования.

В соответствии со статями 1, 3 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации») Конституционный Суд Российской Федерации (далее – Конституционный Суд РФ) как судебный орган государственной власти осуществляющее конституционное судопроизводство призван, в пределах своей компетенции, производить толкование Конституции Российской Федерации, а также разрешать дела о соответствии Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов.

Как известно, Конституционный Суд РФ выносит решения в форме постановлений, определений и заключений.

Принимая решение по делу, Конституционный Суд РФ делает вывод не только о соответствии нормы права Конституции РФ, но и оценивает смысл, придаваемый рассматриваемому правилу поведения сложившейся судебной практикой, тем самым выражая свое отношение как к позиции законодателя, или иного нормотворческого органа, так и к пониманию нормы правоприменителем.

На сегодняшний день среди ученых-конституционалистов практически не существуют разногласий по поводу того, что в решениях Конституционного Суда содержатся правовые позиции по различным областям законодательства, позволяющие выявить существенные конституционные ориентиры для правильного их толкования.

Вместе с тем, ни Конституция Российской Федерации, ни ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», ни иные законодательные акты не содержат официального определения термина «правовая позиция Конституционного Суда РФ».

Что же касается правовой природы «правовой позиции Конституционного Суда РФ», то среди ученых до сегодняшнего дня нет единства мнений.

Так, например, Н.В. Витрук понимает под правовыми позициями Конституционного Суда РФ «правовые положения общего характера как результат истолкования Конституционным Судом РФ Конституции РФ и выявления им конституционного смысла законов и иных правовых нормативных актов, внутригосударственных и международных договоров в пределах компетенции Конституционного Суда, которые снимают конституционно-правовую неопределенность и служат правовым основанием итоговых решений Конституционного Суда Российской Федерации» [1].

Конституционный судья Бондарь Н.С. дает определение понятия правовых позиций Конституционного Суда РФ как аргументированных, получающих обоснование в процедуре конституционного правосудия оценок и интерпретационных представлений по вопросам права в рамках решения Конституционного Суда, принятого по итогам рассмотрения конкретного дела [2]. О.В. Романова также под правовой позицией понимает «интерпретацию Конституционным Судом какого-либо явления конституционно-правовой действительности (правового принципа, нормы, понятия), проведенную при рассмотрении конкретного вопроса (дела) и выраженную в тексте итогового решения Суда»[3].

По мнению Л.В. Лазарева, правовые позиции Конституционного Суда - это система правовых аргументов, правоположения, образцы (правила) прецедентного характера, общие правовые ориентиры и т. д. [4].Такой же позиции придерживается М.С. Саликов, полагая, что правовые позиции представляют собой систему выводов и аргументов, выявленных в ходе рассмотрения Судом конкретных дел по сугубо определенным проблемам [5].

Из этих положений мы видим, что правовая позиция Конституционного Суда РФ определяется ученными как «интерпретационные представления», «результат толкования нормы права», «система выводов и аргументов», определяющая их конституционный смысл, проведенная при рассмотрении конкретного дела и выраженная в решении, которое носит обязательный характер.

Необходимо отметить, что на сегодняшний день можно обнаружить более десятка решений Конституционного Суда РФ, содержащие правовые позиции по применению и толкованию гражданско-правовых норм.

Так, в Определении от 4 апреля 2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» Конституционный Суд РФ указал, что юридическое лицо в части, касающейся защиты деловой репутации, вправе требовать компенсации морального вреда [6].

К этому следует добавить, что в дальнейшем данная правовая позиция Конституционного Суда РФ нашло свое отражение в пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» где указано, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица [7]. В связи, с чем на сегодняшний день норма статьи 152 ГК РФ применяется с учетом Определения Конституционного Суда РФ.

Обратимся к Постановлению от 21 апреля 2003 года № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева», в котором Конституционный Суд указал на необходимость предоставления гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя и указал, что права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного пунктами 1 и 2 статьи 167 ГК РФ. Также Суд подчеркнул, что такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные статьей 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.) [8]. На основании чего федеральным законодателем был принят Федеральный закон от 30 декабря 2004 года № 217-ФЗ «О внесении изменений в статью 223 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Добавим, что предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ стали также нормы гражданского законодательства, содержащие основания для признания гражданина недееспособным.

Так, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27.06.2012 № 15-П «По делу о проверке конституционности пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.Б. Деловой» [9] признал заимосвязанные положения пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 ГК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации постольку, поскольку в действующей системе гражданско-правового регулирования не предусматривается возможность дифференциации гражданско-правовых последствий наличия у гражданина нарушения психических функций при решении вопроса о признании его недееспособным, соразмерных степени фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими.

Конституционный Суд заметил, что обусловленная тем или иным психическим нарушением неспособность при осуществлении определенных прав и обязанностей в полной мере понимать значение своих действий или руководить ими далеко не всегда означает, что гражданин не в состоянии принимать осознанные самостоятельные решения во всех сферах социальной жизни и совершать юридически значимые действия, в частности мелкие бытовые сделки за счет собственной пенсии, направленные на удовлетворение собственных разумных потребностей и не нарушающие права и законные интересы других лиц. Ведь наличие у гражданина психического расстройства может по-разному отражаться на его интеллектуальном и волевом уровне, определяя степень имеющихся нарушений, в частности способности к адекватному восприятию окружающей обстановки, осознанию себя и адекватному поведению. Отсутствие у данной категории граждан такой возможности ставит их в худшее положение даже по сравнению с малолетними в возрасте от шести до четырнадцати лет, которые наделены правом самостоятельно совершать мелкие бытовые и иные сделки, указанные в пункте 2 статьи 28 ГК Российской Федерации. В связи с чем Конституционный Суд постановил, что Федеральному законодателю надлежит - исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом данного Постановления внести изменения в действующий механизм защиты прав граждан, страдающих психическими расстройствами, в том числе в части оказания им необходимой поддержки в реализации гражданских прав и обязанностей, которые позволяли бы суду учитывать степень нарушения способности таких граждан понимать значение своих действий или руководить ими в конкретных сферах жизнедеятельности и в максимальной степени гарантировали бы защиту их прав и законных интересов.

Приведенные примеры свидетельствуют, о том что в рассмотренных ситуация Конституционный Суд РФ разъяснил, в частности, применение статьей 151 и 152 ГК РФ о компенсации морального вреда в отношении юридических лиц; указал на защиту права собственности не на основании статьи 168 ГК РФ, а путем предъявления виндикационного иска; о необходимости изменения конструкции норм гражданского законодательства по признанию граждан недееспособным, в связи с чем положения пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 ГК РФ признаны не соответствующими Конституции РФ.

Применительно к исследуемой проблеме уточним, что в науке под толкованием правовых норм в общем смысле понимается уяснение подлинного содержания права и раскрытие его внутреннего смысла, путем специальных приемов и методов в целях компенсации технических неясностей, неточностей и восполнение пробелов, разъяснения обобщенных правовых понятий в целях правореализации, интерпретации правовых норм с учетом общепризнанных принципов гуманности, уважения прав человека и справедливости [10].

Следовательно, изложенное выше позволяет придти к выводу о том, что правовые позиции Конституционного Суда РФ, являясь результатом разъяснения правил поведения, на наш взгляд, могут рассматриваться в качестве формы толкования гражданско-правовых норм.

Целесообразно обратить внимание на то, что толкование гражданско-правовых норм осуществляемое Конституционным Судом РФ, имеет следующие особенности.

Во-первых, Конституционный Суд РФ толкует гражданско-правовые нормы через призму основополагающих принципов Конституции России и международного права.

Во-вторых, на основании Постановлений и Определений Конституционного Суда РФ законодательный орган государственный власти обязан внести необходимые изменения в гражданское законодательство относительно нормы права, признанной неконституционной. Следовательно, правовые позиции Конституционного Суда РФ выполняют важнейшую роль в развитии гражданского права.

Подводя итог нашему анализу, следует сказать, что правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в Постановлениях и Определениях, следует рассматривать в качестве формы толкования норм гражданского права с присущими ей особенностями.

Список литературы:

1. Витрук Н.В. Верность Конституции. М.: РАП, 2008. 272 с.
2. Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным Судом Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2005. 592 с.
3. Романова О.В. К вопросу о понятии и правовой природе правовых позиций Конституционного Суда РФ // Государство и право. 2001. № 7. С. 84-87.
4. Лазарев Л.В. Конституционный Суд России и развитие конституционного права // Журнал российского права. 1997. № 11. С. 4 - 7.
5. Саликова М.С. Конституционный судебный процесс: учебник для вузов. М.: Норма, 2004. 416 с.
6. Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.
7. Российская газета. 2005. 15 марта.
8. Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 3.
9. Собрание законодательства РФ. 16.07.2012. № 29. ст. 4167.
10. Смирнов А.В., Манукян А.Г. Толкование норм права. М.: Проспект, 2008. 144 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 350 рублей для России и 420 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 120 рублей

Реквизиты для оплаты через банк