gototopgototop

Гибель и возрождение вновь
(к 55-летию со дня начала реставрационно-восстановительных работ в Екатерининском дворце в Царском селе)

Кетова Ксения Сергеевна - ведущий научный сотрудник Центрального государственного архива литературы и искусства Санкт-Петербурга. (г.Санкт-Петербург)

Аннотация: Статья посвящена истории консервации, восстановления и реставрации Екатерининского дворца в Царском Селе впоследствии нанесенных ему ущербов во времена Великой Отечественной Войны. Основное внимание здесь концентрируется на проблемах технического состояния дворца в разное время.  Автор старается проследить общую специфику восстановительных работ, а также выявить главные причины, замедляющие общий восстановительный процесс.

Ключевые слова: Царское Село; Екатерининский дворец; реставрационные работы; история восстановления; реставрационно-восстановительный процесс; сохранение памятника архитектуры; история консервации памятника архитектуры.

55 лет назад трудами группы людей разных профессий началось воссоздание, казалось бы, безвозвратно погибшего во времена Великой Отечественной Войны Екатерининского дворца города Пушкина. Все мы знаем, что этому предшествовали долгие кропотливые работы по поиску сохранившихся элементов декора, по сбору информации, старых фотографий, рисунков, авторских чертежей, была проведена крупная научно-исследовательская работа.  В 1957 году руководство этой масштабной операцией взял на себя архитектор А. А. Кедринский, им был создан проект восстановления Екатерининского дворца, и всего парка, впоследствии чего, сумел подняться из руин великий памятник искусства, имеющий мировое значение!

15 сентября 1941 года, на глазах у сотрудников музея в центральную часть Екатерининского дворца попадает и разрывается артиллерийский снаряд, рушится кирпичная кладка, разбивается картуш, разлетаются оконные стекла, вследствие чего внутри музея были повреждены две комнаты – Малая столовая и Рабочий кабинет Александра I. Через несколько минут во дворец попадает еще один снаряд, он сбивает один из пяти куполов дворцовой церкви, срывается медная обшивка и падает на землю [6].  В таком состоянии музейные работники оставили дворец.  Зимой 1944 года их ждала совсем другая реальность…

Нужно заметить, что дворцы других парков-заповедников были оставлены в наиболее лучшем состоянии, по сравнению с Екатерининским дворцом, за исключением Гатчинского дворца, он был значительно поврежден. Об этом свидетельствует «Отчет по состоянию дворцов-музеев и парков к моменту эвакуации руководящего персонала», составленного 25 октября 1941 года начальником Музейного отдела – Трончинским. В нем сообщается следующее: «Павловский дворец-музей был оставлен без повреждений /побиты стекла/ <…> Петергофский дворец-музей был оставлен в сохранности /кроме оконных стекол/ <…> Александровский дворец-музей был оставлен без особых повреждений» [6].  Только после изгнания фашистов Екатерининской дворец будут называть «самым благополучным», то есть наименее разрушенным. Однако реставрация его будет длиться гораздо дольше и Павловского и Петергофского пригородных дворцов.

В октябре 1956 года в соответствии с Решением Исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся № 46-45-п для проведения в 1957 году неотложных мероприятий по реставрации Екатерининского дворца в городе Пушкин, было решено:  «Обязать Управление по делам строительства и архитектуры подготовить и выдать Управлению культуры архитектурно-реставрационное задание на восстановление и реставрацию дворца, как уникального памятника архитектуры XVIII века, с максимальным приближением к его подлинному, историческому виду» [4].  Так, официально начиналась вторая жизнь дворца, и крупные восстановительные работы по спасению знаменитого дворцового комплекса города Пушкина.

Но начало первым работам по консервации и попыткам сохранения уцелевшего было положено еще в 1944 году. Ленинградское радио 1944 года сообщает: «И вот, мы идем по развалинам Екатерининского дворца. Всюду – следы чудовищных злодеяний немцев. И здесь же видны следы кропотливого и сложного труда восстановителей дворца. <…> В разных концах парка собрано 300 деревянных архитектурных деталей, которые  снова будут установлены на стенах. Собраны и частички паркета» [10]. Долгие десять лет до начала реставрационно-восстановительных работ шли напряженные работы по консервации разрушавшегося на глазах дворца. Сразу же после изгнания врага началась расчистка завалов уцелевших осколков декора былого интерьера вперемешку с мусором и пеплом, возводились временные кровли, забивались досками оконные проемы, дабы уберечь здание от внешних разрушительных воздействий.  Об этом же говорит «Справка о восстановлении пригородных дворцов-музеев и парков города Ленинграда» 1948 года, составленная Ленинградским городским отделом культурно-просветительной работы Исполкома Ленгорсовета. В ней сообщается, что: «В первые послевоенные годы в области консервации дворца проделано следующее: разобраны завалы, изготовлены и установлены фермы для перекрытий Большого зала, отремонтирована кровля над уцелевшими частями дворца, изготовлены рамы, и остеклены 10 залов» [8].

Эти работы часто совершались в срочном порядке и, к сожалению нередко совершенно не качественно. Приведу в пример Акт, составленный Главным архитектором С. М. Новопольским, датируемый 31 июля 1948 года, где указано, что: «1. Вследствие недоброкачественной работы по укреплению карнизов, лепки и порезки на Камероновой галерее, 31 июля с.г. (К.К. – 1948 года) во второй половине дня произошло обрушение карниза под тимпаном южного фронтона, протяженностью 3 п.м. 2. Обрушившийся участок карниза был установлен в мае месяце с.г. (К.К. – 1948 года) в процессе восстановления Камероновой галереи Архитектурно-реставрационными мастерскими и через две недели после окончания работ дал провес и грозил обрушением, о чем неоднократно ставилось в известность архитектурно-реставрационным мастерским. 3. Одновременно отмечено обрушение лепки карниза на углу того же фронтона, плохое крепление порезок на южном фронтоне, на северной стороне галереи и отставание вновь произведенной штукатурки во многих местах здания» [11].

Или еще пример: Акт, составленный Главным архитектором Веселовским и директором музея Смирновой 8 апреля 1946 года:  «Комиссией осмотрены вновь установленные шесть ферм перекрытий тронного зала Екатерининского дворца, поврежденные фермы того же перекрытия и купол церкви дворца: «1. Для изготовления конструкции применен лесоматериал низкого качества.  2. Фермы сделаны не по шаблону. Сборка ферм произведена небрежно, из-за чего нарушена геометрическая схема ферм. Затяжки ферм на разных отметках; однотипные подкосы установлены под разными углами и имеют неодинаковые сечения. <…> При ремонте ферм введены элементы несоответствующих сечений. Несоответствие сечений повлекло за собой неправильную работу отдельных элементов и ослабило всю конструкцию» [7]. Так проводились первые работы по сохранению культурного наследия. Сложные послевоенные условия, отсутствие постоянного финансирования, разобщенный характер работы, все это способствовало возникновению условий угрожающих потерей того, что чудом сохранилось. Старший архитектор Управления по делам архитектуры Васильев, в письме директору центрального хранилища фондов тов. А. М. Кучумову писал: «Екатерининский дворец получил значительные повреждения от прямых и косвенных причин военного времени. Большая часть дворца с 1944 года находится под открытым небом.<…> Открытые междуэтажные перекрытия и частично сохранившаяся отделка продолжают так же катастрофически разрушаться» [9].

Несмотря на отчаянные попытки сохранения, дворец по прежнему находился в плачевном состоянии. Об этом, более подробно свидетельствует Акт осмотра технического состояния Екатерининского дворца от 26.02.48 года, в нем сообщается следующее: «1. Фасады подвергаются неуклонному прогрессирующему разрушительному действию выветривания. Глубина проникновения атмосферных остатков в толщу кирпичной кладки, достигающая в отдельных случаях до 1,5 метра, отмечена местами появлением мха в швах кладки, а так же и другие признаки выветривания. <…> В отдельных местах отмечены глубокие трещины в кирпичной кладке механического происхождения (от взрывной волны). Установлены места, грозящие обрушением: на парковом фасаде (в «среднем доме»)  у центрального ризалита сдвинута взрывной волной часть стены<…> 2. На кровле над церковью был произведен в 1945 году лишь частичный ремонт. В настоящее время (К.К. - 1948 год) чердачное помещение достаточно не защищено от проникновения атмосферных осадков. Затяжка 2-х первых ферм над участком комнат Камерона перебита осколками и нуждается в срочной замене. <…> Стена над Камеръюнгферской фактически висит в воздухе и грозит обрушением, т.к. поддерживающий ее прогон и связки брусьев сгорели. В перемычках над дверными проемами участка от Серебряного кабинета до Зеркального отсутствуют балки, при чем имеющиеся разгрузочные арки не в состоянии противостоять приходящейся на них нагрузке, что уже вызвало выпадение отдельных кирпичей и частичную деформацию стен» [9]. В таком виде и стояло полуразрушенное здание дворца эпохи Елизаветинского барокко, которое время от времени пытались привести в порядок, что происходило крайне не удовлетворительно. Наиболее эффективно проводились работы по восстановлению в 1953 году, когда были выделены средства [1]. Но в последующие годы в связи с недостаточным финансированием и эти работы заморозились.

В период с 1951 - по 1957 год Екатерининский дворец находился в ведении военно-морского ведомства. В феврале 1957 года он был передан Министерству Культуры РСФСР и только летом 1957 года начались первые плановые работы по восстановлению здания дворца, а также работы по реставрации его фасада, общая протяженность которых составляла более одного километра. Но, как утверждал А. А. Кедринский, недостаточное финансирование продолжается, и оно «вызывает дальнейшее разрушение уникальных памятников, усложняет и значительно удорожает работы по их восстановлению» [1].

После передачи Екатерининского дворца в ведение Министерства Культуры было проведено обследование его технического состояния на момент передачи.  Был составлен «Акт технического состояния Екатерининского дворца в городе Пушкине» от 15 декабря 1956 года, в нем было зафиксировано следующее: «Ленинградским Военно-Морским районом за период эксплуатации зданий дворца произведен большой объем работ по восстановлению и реконструкции дворца с приспособлением его для нужд воинской части. <…> На момент передачи зданий дворца Ленгорисполкому восстановлены помещения общей площадью 16,2 тыс., кв. метров.  <…> Фасад дворца и ворота после войны не реставрировались. Трое ворот перед дворцом, кованные с выколотым декором середины 18 века, и ограда у средних ворот деформированы, имеют значительные утраты и требуют большой реставрации. Фасад требует капитального восстановления. Штукатурка фасада разрушена примерно на 85%. <…> Разрушенные  участки кирпичной кладки стен и колонн дворца выложены заново. Карниз дворца разрушен на 80%. Лепные украшения фасада деформированы, имеют значительные повреждения и утраты и требуют большой реставрации. <…> При восстановлении сгоревших комнат Анфилады дворца изменена планировка. Введены дополнительные антресольные перекрытия  над Портретным и Янтарным залами;  уровень остальных антресольных перекрытий анфилады понижен на 0,5 м. Установлена временная перегородка в Парадной столовой и продолжена стена по оси анфилады для образования коридора. <…>  Стены и потолки оштукатурены и окрашены. <…> При восстановлении сгоревших комнат парковой стороны была также изменена историческая планировка: сделана новая лестничная клетка на площади бывшей Карельской приемной, устроены ряд временных перегородок. <…> В разрушенной части Тронного зала после войны установлены временные шесть ферм. <…>  Перекрытие зала разрушено на 30%, оставшаяся часть требует полной замены. Падуга разрушена на 50 %, требует восстановления. Плафон разрушен на 80%, сохранившаяся часть требует реставрации.  Стены, обшитые досками с резными золочеными деталями, имеют большие утраты обшивки и декора в нижнем ярусе стен; декор верхнего яруса сохранился на 80%» [3].

Приспособление здания дворца для нужд воинской части совершенно не способствовало ускорению работ по его восстановлению. И, несмотря на отмеченную комиссией чистоту комнат и хорошую подготовку помещений к эксплуатации [3], использование этих помещений в качестве музея, требовало на тот момент, как отделочного ремонта, так и восстановления их исторической планировки.

Значительной преградой на пути восстановления дворца являлось также обстоятельство размещения в здании дворца целой армии различных организаций. Это приводило в тупик все восстановительные работы, в такой ситуации продолжать их было невозможно.

По плану временного использования помещений Екатерининского дворца 1957 года, во дворце размещались следующие учреждения: собственно, дирекция музея, ресторан Леннарпита на 200 мест, однодневная база отдыха, районная детская музыкальная школа, районная библиотека с читальным залом, дом пионера города Пушкина, общежитие строительного участка, детский сад, филиал 411- й школы города Пушкина. Помимо всего этого в залах дворца размещались мастерские реставраторов и рабочих [4]. Соответственно темпы восстановительных работ часто замедлялись, что нередко приводило к срыву выдачи проектно-сметной документации и невыполнению плановых заданий. Памятник находился в обезображенном состоянии.

Начальник 5 участка Специальных научно-реставрационных производственных мастерских (далее – СНРПМ) Н. И. Медынцев в своем письме от 9 апреля1973 года сообщал, что: «Из-за недостатка средств, выделяемых Главным управлением культуры с плана реставрационных работ 1973 года, было снято несколько объектов. В т.ч. Лионский зал и Зеркальный кабинет. Это реставрация уникального высокохудожественного, наборного инкрустированного перламутром паркета. <…> В результате длительного хранения в фондах дворца, при отсутствии должного режима температуры и влажности, паркет продолжает разрушаться и оказался в таком «аварийном» состоянии, что если его НЕМЕДЛЕННО не реставрировать, то он вообще погибнет» [5].

Иными словами, СНРПМ жаловались, что их не снабжали средствами и материалами на проведение работ, дирекция же музея в свою очередь видела лишь невыполнение плановых заданий [5].

Такая неразбериха продолжалась вплоть до 1970-х годов. По словам автора проекта по восстановлению Екатерининского дворца А. А. Кедринского: «Суммы денег отпускаемых на восстановление дворца были совершенно не достаточны <…> Работы велись спазматически, и не было возможности какого-то ни было перспективного планирования и четкой их организации» [5].

Тем не менее, несмотря на тяжелейшие условия восстановления, отсутствие должного финансирования, несогласованности рабочих и дирекции музея, здание дворца медленно, но верно шло по пути своего восстановления, и постепенно возвращалось к жизни. К апрелю 1972 года, во дворце уже было восстановлено 13 музейных залов [5], к 1978 году – для обозрения было открыто 17 зал [2].

Во время Великой Отечественной Войны дворец особенно тяжело пострадал в результате пожаров 1942 и 1944 годов, вследствие чего только в 16 залах, расположенных в разных частях здания, сохранились фрагменты архитектурно-декоративной отделки [5]. И в 1957 году при разработке планового задания для восстановления внутреннего архитектурного убранства дворца, было принято решение начать реставрацию именно с этих, частично сохранившихся дворцовых помещений. В 1959 году было восстановлено 5 комнат Камерона, прилегающих к церковному комплексу. В 1961 – Предцерковный зал Стасова, находящийся на первом этаже. Далее, в 1962 году свет увидел четыре вновь восстановленные комнаты архитектора Камерона. 1964 год ознаменовался открытием Парадной лестницы Монигетти. После этого было восстановлено 2 зала, в которых архитектурная отделка была полностью утрачена, это: Картинный зал, открытый в 1967 году и Кавалерская столовая, открытая в 1969 году [5]. Таким образом, к 1974 году Екатерининский дворец представлял собой совокупность реставрированных музейных залов расположенных в разных концах здания, между которыми находились комнаты, не имеющие никакой художественной отделки. В них располагалась выставка, которая была посвящена истории Екатерининского дворца как архитектурно-художественного памятника и истории его восстановления.

Ситуация изменилась в 1980 году, когда после реставрации открылись Большой зал и Золотая анфилада Растрелли. У гостей музея появилась долгожданная возможность увидеть часть цельной композиции внутренних покоев дворца. Пустой оставалась, пожалуй, лишь одна комната - Янтарная. Она была восстановлена к 300-летию Царского села - в 2003 году. В июне 2004 года  была торжественно открыта 1-я Антикамера, следующая сразу за Большим залом. А в 2010 году было положено начало восстановительным работам половины Екатерины II – открытием первой комнаты, относящейся к личным покоям императрицы - Арабесковой гостиной.

В настоящее время Екатерининский дворец находится на стадии дальнейшей реставрации. Восстановить нужно еще многое. Что-то до сих пор находится на стадии консервации.

В далеком 1944 году, глядя на груду развалин и мусора, разбросанного там, где некогда блистал лаковый наборный паркет из редких пород дерева, и стояла золоченая старинная мебель, среди которой красовались огромные сервированные серебряной и керамической посудой столы, многим даже не представлялось возможным увидеть вновь величественный Екатерининский дворец во всем своем великолепии. Но великие русские мастера сумели подарить ему вторую жизнь путем сложных и дорогостоящих работ, подняв его практически из пепла. И мы верим, что когда-нибудь настанет день, когда дворец откроет перед нами свои двери в своем полном, воссозданном и первозданном виде!

Список литературы:

1. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Главное Управление культуры Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 105. Оп. 1. Д. 60. Л. 25-26.
2. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Главное Управление культуры Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 105. Оп. 4. Д. 411. Л. 3.
3. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Главное Управление культуры Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 105. Оп. 1. Д. 565. Л. 8, 19.
4. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Главное Управление культуры Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 105. Оп. 1. Д. 572. Л. 10-17.
5. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Главное Управление культуры Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 105. Оп. 2. Д. 805. Л. 1, 12-31, 56.
6. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Управление культурно-просветительными предприятиями Ленсовета//ЦГАЛИ СПб. Ф. 276. Оп. 1. Д. 58. Л. 5-37.
7. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Отдел культурно-просветительной работы Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 277. Оп. 1. Д. 166. Л. 11.
8. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Отдел культурно-просветительной работы Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 277. Оп. 1. Д. 565. Л. 11.
9. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Отдел культурно-просветительной работы Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 277. Оп. 1. Д. 566. Л. 17-18.
10. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Государственная телерадиокомпания «Петербург–5 канал»//ЦГАЛИ СПб. Ф. 293. Оп. 2. Д. 1840. Л. 7.
11. Центральный государственный архив литературы и искусства Санкт-Петербурга. Центральное хранилище музейных фондов Ленинградских пригородных дворцов Управления культуры Ленгорисполкома//ЦГАЛИ СПб. Ф. 387. Оп. 1. Д. 56. Л. 20.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 350 рублей для России и 420 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 120 рублей

Реквизиты для оплаты через банк