gototopgototop

"Научный аспект №1-2019" - Гуманитарные науки

Новеллы законодательства Евросоюза в наследственном праве

Шибаева Елена Николаевна – аспирант кафедры Гражданского права Российского государственного университета правосудия; федеральный судья Наро-Фоминского городского суда.

Аннотация: Статье показаны примеры «принудительного наследования» в странах Евросоюза при наличии фиксированного права наследников на имущество. С момента вступления в законную силу Регламента, принятого в 2015, практика его применения не сложилась, в связи с чем, в настоящее время, трудно предполагать, какова будет судьба Европейского наследственного права.

Ключевые слова: Принудительное наследование, регламент, бенефициар, международное право, национальное законодательство.

Правовая система, применяемая во Франции, является гражданским правом, и, следовательно, французская собственность граждан Евросоюза подпадает под действие положений о «принудительном наследовании». Это означает, что так называемые защищенные наследники - обычно ваши дети - будут иметь фиксированное право, по крайней мере, на минимальную долю имущества. На практике это означает, что французская правовая система решает, кто получит вашу собственность после вашей смерти. Проще говоря, ваша воля, вероятно, хотя бы частично, неэффективна, если она вступает в противоречие с правилами принудительного наследования во Франции. В 2015 году в Евросоюзе был принят законодательный акт ЕС 650/2012, также известного как Брюссель IV. Согласно этому акту с 17 августа 2015 года любой гражданин Великобритании, имеющий собственность во Франции или любом другом государстве-участнике ЕС, может выбрать либо закон страны своего обычного проживания, либо его национальность, или выбрать одну из их национальностей, если их несколько, чтобы управлять передачей своего французского имущества. Если завещатель не сделает никакого выбора, то по умолчанию будет указано, что наследование его имущества будет регулироваться состоянием его обычного места жительства. У каждого бенефициара есть своя собственная налоговая ставка и своя налоговая льгота. Например, во Франции существует более высокая ставка налога (60%) и более низкая безналоговая скидка в размере около 1500 евро для неродственных бенефициаров, чем для близких членов семьи. Дети, как правило, имеют самую низкую налоговую ставку около 20%, и самую высокую безналоговую ставку 100 000 евро. Во Франции, как и в Великобритании, существует 100% льгота для супруга. Это означает отсутствие налога на имущество, передаваемое между супругами. Что касается налога на наследство, взимаемого с одного и того же актива в разных юрисдикциях, существует соглашение о двойном налогообложении между Францией и Великобританией, что означает, что любой налог, уплаченный дважды, может быть возвращен. Из-за неоднозначности при разработке нормативного акта существует неопределенность относительно того, как он будет применяться, а это означает, что никто еще точно не знает, как новые правила будут работать на практике. Как акт частного международного права, рассматриваемый нормативный акт нарушает связь с национальным законодательством как закон, применимый к правопреемству наследства умершего. В то же время, Регламент вносит некоторые существенные изменения в юрисдикции, где он предоставляет некоторые механизмы, позволяющие гармонизировать правила для рассмотрения дел о правопреемстве во всех странах Европейского Союза. Он устанавливает новый инструмент для документирования наследственных прав европейцев. Располагая таким широким спектром, Регламент заменяет существующие национальные нормативные акты в области международного права наследования, что является крупным достижением законодательной власти ЕС в этой области. Однако возникают сомнения, связанные с компетенцией Европейского Союза по гармонизации законодательства в этой области. Вместе с тем из-за растущей миграции внутри Европейского союза и растущего приобретения европейцами активов в зарубежных странах за пределами государства их происхождения преобладали мнения, согласно которым стандартизация правил для указания материального права, применимого в случае трансграничного наследования, является существенной. Таким образом, Регламент № 650/2012 является ответом на ожидания этой группы исследователей и практиков, которые поддерживают идею унификации закона о наследовании в Европе. Еще одно противоречие касалось сферы действия Регламента и правовых последствий его отдельных документов. С момента вступления этого закона в силу еще не прошло много времени, и, в принципе, нет практики его применения, поэтому трудно предсказать, какова будет судьба европейского наследственного права. Однако можно полагать, что из-за существенных различий в материальном праве национальных нормативных актов применение Правил № 650/2012 приведет к ряду трудностей, которые могут способствовать дальнейшей унификации права наследования на уровне Европейский Союз. Таким образом, как это ни парадоксально, акт в области международного частного права, который заключается в его организации, может вызвать столько противоречий, что он приведет к дальнейшей интеграционной работе и в конечном итоге приведет к отказу от материального права, хотя и не так, как это изначально ожидалось. Регулирование расхождений в национальном законодательстве о наследовании между странами, входящими в ЕС, долгое время представляло значительную практическую проблему. Определение того, какой закон (закон какой страны) применим для данного случая наследования и какой орган должен разрешать спор по этому вопросу, не всегда является легкой задачей. Эта практическая проблема стала растущей проблемой как для властей, применяющих закон, так и для доктрины. В Европейском Союзе более полумиллиона случаев в год являются случаями трансграничного правопреемства. В некоторых странах жители из других стран составляют значительную часть населения. По этой причине было признано, среди прочего, что нормы права наследования в этом контексте могут быть предметом многих вопросов. Унификация норм права наследования до сих пор имела место главным образом на уровне международных конвенций (международных договоров). но этого было недостаточно. Поскольку ЕС поставил перед собой цель предложить зону свободы, безопасности и справедливости, в которой обеспечивается свободное передвижение людей (ст. 3, п. 2 TEU), то для надлежащего функционирования такой зоны Необходимо было принять некоторые меры в области частного права, имеющие трансграничные последствия. Это необходимо для правильного функционирования общего рынка. Следовательно, есть основания для введения в закон Европейского Союза правового акта, регулирующего эти вопросы.

Список литературы

  1. Inheritance tax: can it be the answer to wealth inequality?
  2. Official Journal of the European Union No. L 201/107.
  3. Cf. Max Planck Institute for Comparative and International Private Law, «Comments on the European Commission’s Proposal for a Regulation of the European Parliament and of the Council on jurisdiction, applicable law, recognition and enforcement of decisions and authentic instruments in matters of succession and the creation of a European Certificate of Succession», 74 RabelsZ (2010), pp. 522-720.
  4. Eleanor C. Ritaine, «National succession laws in comparative perspective», 14 ERA Forum (2013), pp. 131-154.
  5. Angelo Davi, Alessandra Zanobetti, «Il nuovo diritto internazionale privato delle successioni nell’unione Europea», 5 Cuadernos de Derecho Transnacional (2013), pp. 5-139.
  6. Elizabeth B. Crawford, Janeen M. Carruthers, «Speculation on the Operation of Succession Regulation 650/2012: Tales of Unexpected» 22 European Review of Private Law 2014, pp. 847-878.
  7. Paul Terner, «Perspectives of a European Succession Law», 14 Maastricht Journal of European and Comparative Law (2007), p. 151.
  8. Cf., among others, Mariusz Załucki, Uniform European Inheritance Law. Myth, Dream or Reality of the Future, Kraków 2015, pp. 7 et seq.
  9. Cf., for example, Walter Pintens, Towards a Ius Commune in European Family and Succession Law?, Cambridge-Antwerp-Portland 2012, pp. 6 et seq.; However, see: Alain Verbeke, Yves-Henri Leleu, ‘Harmonisation of the Law of Succession in Europe’, [in:] Artur S. Hartkamp, Martijn W. Hesselink, Ewoud H. Hondius, Chantal Mak, C. Edgar du Perron (Eds.), Towards a European Civil Code, Nijmegen 2011, pp.459 et seq.
  10. The lack of the doubt removing is proved by the fact that three EU countries (the United Kingdom, Ireland and Denmark) will not apply this act. See, for example: Caroline Davidson, The Consequences of England’s Decidion not To Opt into the Proposed EU Regulation on Succession and Wills, Lund 2010, pp. 30-36.
  11. As I indicated before: Mariusz Załucki, „Perspektywy rekodyfikacji polskiego prawa spadkowego”, [in:] Piotr Stec, Mariusz Załucki (Eds.), Pięćdziesiąt lat kodeksu cywilnego. Perspektywy rekodyfikacji, Warszawa 2014, p. 359.
  12. Cf. Christian H. Kälin, International Real Estate Handbook, Chichester 2005, pp. 1 et seq.
  13. Cf. Press Release of the European Commission of 26 July 2012 (IP /12/851).
  14. Cf. Deutsches Notarinstitut, Étude de droit comparé sur les règles de conflits de juridictions et de conflits de lois relative’s aux testaments et successions dans les Etats membres de l’Union Européenne, Heinrich Dörner, Paul Lagarde (Eds.), Würzburg 2002, passim.
  15. Jonathan Harris, «The Proposed EU Regulation on Succession and Wills: Prospects and Challenges», 22 Trust Law International (2008), pp. 181-188.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его изготовление и доставку, составляет 300 рублей для России и 600 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость печатного свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк