gototopgototop

УДК 340

Животные как самостоятельное явление правовой действительности

Иванова Елена Александровна – старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Стерлитамакского филиала Башкирского государственного университета.

Аннотация: Цель данной статьи в широком смысле посвящена вопросу о необходимости тщательной правовой регламентации общественных отношений с участием животных и научных исследований в данной области. Доказывается, что даже сам по себе анализ использования человеком животных показывает то, что он практически неспособен выстраивать свою жизнедеятельность обособленно от последних, в силу чего животные, как существующие явления объективной действительности, становятся участниками многих отношений, урегулированных нормами права. При этом, являясь в этих правоотношениях объектами, животные, также способны выступать и в качестве самостоятельных явлений правовой действительности, обоснование чего представляет собой непосредственную цель данной работы (цель статьи в узком смысле).

Ключевые слова: Животные, явление, действительность, правовая действительность.

Животные являются неотъемлемой частью объективного мира уже давно. Первоначально являясь дикими, животные представляли и представляют в настоящее время, в первую очередь, составную часть природной среды, которая, в совокупности с другими факторами и явлениями образует окружающую реальность – среду обитания, необходимую нам для физического выживания.

При этом постепенно человеку стало ясно, что полезные свойства животных можно использовать не только путём их потребления как природных ресурсов (главным образом посредством охоты и рыболовства), но и благодаря их содержанию рядом с собой, вследствие чего, человек начал одомашнивать некоторые виды диких животных, приумножив, таким образом, сферу их использования в своей жизнедеятельности. И к сегодняшнему дню, наверное, было бы легче перечислить отрасли и виды человеческой деятельности, где для тех или иных целей животных не использовали, нежели наоборот.

Подобные практические цели проявляются в человеческой деятельности, начиная от удовлетворения своих естественных физиологических потребностей и до освоения космоса:

  1. использование продукции животного происхождения для пищевых целей (в пищевой промышленности);
  2. использование сырья животного происхождения для изготовления некоторых предметов массового потребления (например, одежда из меха и кожи и т.п.) или лекарственных препаратов;
  3. разведение некоторых видов животных для производства животноводческих продуктов;
  4. использование животных для передвижения (например, в гужевом транспорте);
  5. использование животных в научных целях (например, лабораторные животные);
  6. использование животных в эстетических целях (например, животные-компаньоны);
  7. использование животных в культурно-просветительских целях (например, животные в зоопарках);
  8. использование животных в служебных, военных целях, в целях освоения космоса и др.

Относительно последнего пункта хочется добавить, что даже на примере использования одних только собак можно понять ту неоценимую роль, которую эти животные проявили в социальной жизни. Особенно ярко об этом написал профессор И.Ф. Заянчковский. Как он отметил, когда началась первая мировая война, специально обученные собаки были на службе в армиях почти всех воюющих стран. В этот же период, по его словам, определились и виды военной службы собак: они служили как связисты, почтальоны, санитары, разведчики, ищейки, подносчики патронов, сторожа; в тылу собаки успешно заменяли на мелких перевозках лошадей. Кроме того в годы Великой Отечественной войны собаки работали взрывателями танков и миноискателями [2, с. 20-21].

Удивительно, но история знает и собак-рудознатцев (которые помогали открывать месторождения медных руд, никеля, железа, ртути), и собак-газоконтролёров (используемых для обнаружения мест утечки газа) [2, с. 49].

Исходя из всего этого, сам собою напрашивается первый вывод, касающийся того, что человек практически неспособен выстраивать свою жизнедеятельность обособленно от других представителей царства животных, так как они не только способствуют самой физической выживаемости человека, но и помогают ему создавать для этого наилучшие и комфортные условия. А поскольку объективный мир (неотъемлемой частью которого, как было сказано, выступают животные) во всём своём многообразии образует понятие «действительность» [6, с. 369], можно констатировать, что животные являются одним из самостоятельных явлений, которые её образуют.

Однако есть и второй вывод, касающийся того факта, что для достижения любой из вышеназванной цели должно сложиться определённое общественное отношение, которое по своей природе способно поддаваться правовому регулированию (ну, пожалуй, кроме отношений любви и привязанности владельцев к своим домашним питомцам). Соответственно, на этом «поле» мы вынуждены говорить уже не просто об объективной действительности, а о правовой действительности, которая, как отметил юрист А. Грибанов, может от неё отличаться [1]. Хотя при этом им подчёркивается, что правовая и объективная действительность переплетены друг с другом, и что некоторым явлениям объективной действительности соответствуют некоторые явления правовой действительности. Он в частности пишет: «мне как человеку, явлению объективной действительности, соответствует конкретный субъект права – самостоятельное явление правовой действительности» [1]. Таким образом, складывается вопрос – способны ли животные как явления объективной действительности выступать в качестве самостоятельного явления правовой действительности? Но чтобы ответить на него, необходимо вначале более детально проанализировать, что же из себя представляет «правовая действительность».

А.В. Петров анализ понятия «правовая действительность» начинает с определения самого понятия «действительность» и говорит о том, что в философии оно представляет собой категорию, которая суммирует в себе качественно однородную и закономерно связанную совокупность явлений [5]. Исходя из чего для определения содержания понятия «правовая действительность» он ставит перед собой задачу разобраться, в силу чего и как разнообразные юридические явления общества сливаются в одно, формируя целостное единство, и почему это самое единство может представлять собою самостоятельную сферу социального бытия.

Философское положение о том, что в основе всех социальных процессов и явлений лежит социальная воля А.В. Петров принимает за аксиоматичное. Под социальной волей при этом понимается стремление людей, их общностей и социальных институтов достичь определённых потребностями целей, создавая и преобразовывая в процессе реализации этих целей окружающий человека социальный мир и самого человека [5].

Исходя из этого, А.В. Петровым обосновывается положение о том, что социальная воля лежит и в основе права (в данном контексте она уже именуется правовой). Носителем этой воли выступает общество в целом, а выразителем – доминирующие в нём социальные группы. Цель правовой воли особенна – она заключается в достижении баланса интересов основных социальных групп, а в конечном итоге – гармонии этих интересов, путём урегулирования и упорядочения общественных связей [5].

Своё дальнейшее развитие правовая воля получает в предметной практической деятельности, направленной на достижение заложенных в ней целей и проявляется в движении через различные юридические явления к своим целям. Этапами этого движения становятся процессы формирования юридических норм и их реализация, обеспеченные посредством мер юридической ответственности. Именно в этой последовательной целенаправленной деятельности юридические явления оказываются закономерно связаны между собой и в совокупности составляют содержание правовой действительности [5].

Исходя из вышесказанного, получается, что, например, в основе уже упомянутого в статье процесса одомашнивания определенных видов диких животных тоже лежала воля людей, вызванная потребностью принести человеку максимальную пользу и выгоду от общения с животным миром, и стремящаяся к достижению таких, например, конкретных практических целей как помощь в охране жилища или охоте и т.п. Далее эта воля проявилась в практической деятельности, в процессе которой животных генетически изолировали от их диких форм и подвергали искусственному отбору, добиваясь формирования у них тех свойств и качеств, которые были выгодны человеку.

Однако надо полагать, что это есть пример обычной (т.е. не правовой) действительности, выражающейся в том, что к настоящему времени как явления объективной реальности существуют дикие и домашние (а ещё есть безнадзорные и лабораторные) животные. Вспоминая пример А. Грибанова о человеке (субъекте права) как явлении объективной и правовой действительности, возникает вопрос – можно ли провести подобную аналогию заменив человека на животное?

Ответ напрашивается сам собой, ибо, несмотря на имеющиеся в науке размышления о наличии у животных прав, бесспорным остаётся тот факт, что на данном этапе субъектами права (а значит и носителями юридической право- и дееспособности) животные быть не могут, а могут выступать только в качестве особых объектов.

Кроме того, следует ещё раз подчеркнуть, что правовая действительность завершается в правопорядке, и в частности, в реализации закреплённых в нормах прав и обязанностей, а нормы эти, как известно, нужны для упорядочивания отношений между людьми. В нашем же случае мы говорим не о людях, а о животных.

Всё это очень хорошо увязывается с существующим у некоторых людей мнением о том, что в научных исследованиях, так или иначе связанных с правовым положением животных в различных правоотношениях нет необходимости. Особенно остро это проявляется при оценке деятельности некоторых зоозащитных организаций, так как может создаться впечатление, что их цели охватывают соблюдение только интересов животных, а права и законные интересы людей ими полностью игнорируются либо ставятся на ступень ниже (т.е. говоря бытовым языком, животных любят больше чем людей). По их мнению, следуя положению ст. 2 Конституции РФ [4], именно права и законные интересы людей должны стоять во главе исследований всех юристов, и лишь когда защита и гарантированность этих самых прав и законных интересов уже не будет вызывать никаких сомнений на практике – лишь тогда можно будет ставить вопрос об изучении и улучшении правового положения животных [подробнее об этом см.: 3].

Однако на самом деле никакого противоречия здесь нет, и провести указанную выше аналогию, всё-таки можно. Выглядеть она, вероятно, должна так: тот или иной существующий в реальной жизни вид животного – это, как уже было сказано, явление объективной действительности, а вот то или иное животное как объект соответствующего правоотношения (например, экологического, гражданского или др.), на которое будут направлены права и обязанности субъектов этих правоотношений – явление правовой действительности.

Таким образом, тот факт, что в правовой действительности право воздействует на поведение именно людей через предоставление им прав и обязанностей никак не противоречит тому, что животные могут выступать в этой действительности в качестве самостоятельного явления. Да, животные не могут быть субъектами права, однако регулировать отношения с их участием нужно (яркий пример, установление правил дорожного движения для гужевых повозок), а поскольку по понятным причинам, правовая норма не может непосредственно воздействовать на животное с целью обеспечения его правомерного и законного поведения – регулирование деятельности с участием животных в любом случае будет производится только посредством воздействия на поведения людей.

А. Курбатов также отмечает, что право воздействует на поведение именно людей через предоставление им прав и обязанностей. В правовых нормах закрепляются идеальные модели поведения, с помощью которых происходит воздействие на реальные отношения с целью обеспечения баланса интересов [См. коммент.: 1].

Исходя из этого, цель правового регулирования любого отношения с участием животного – не обеспечить баланс интересов между самими животными, а обеспечить баланс интересов между людьми по поводу владения, пользования или распоряжения тем или иным животным.

По мнению А. Грибанова, правовая действительность возникает на основе норм права и существует в сознании людей. В правовой действительности наличествуют субъекты, связывающие их права и обязанности, происходят события и совершаются действия, влекущие возникновение, изменение, переход и прекращение прав и обязанностей субъектов [1]. А поскольку очень многие действия или события, так или иначе связанные с животными, приводят к установлению или изменению того или иного правоотношения для человека (например, жестокое обращение с животным; охота на животное; использование животного в научном эксперименте; выгул своей собаки во дворе дома) – эти самые животные тоже становятся частью правовой действительности, так как именно по поводу них возникает правовая потребность в формировании соответствующих юридических норм для целей достижения правопорядка и баланса интересов в обществе. И в этом смысле, так называемая «забота» о животных, а по существу, вызванное объективными причинами, нормативное регулирование общественных отношений с их участием, не только не идёт в разрез с конституционными правами и законными интересами людей, но только способствует их соблюдению (например, способствует соблюдению прав каждого на жизнь, охрану здоровья, благоприятную окружающую среду и др.).

В этом случае действительно подтверждается тот факт, что правовая и объективная действительность переплетены друг с другом. Например, в объективной действительности у человека возникает потребность скрасить своё одиночество, для чего он ставит себе цель завести собаку. Но когда этот человек выходит со своей собакой без поводка и намордника на прогулку (особенно, если это собака крупных размеров) у других людей вследствие страха за свою жизнь и здоровье, автоматически, возникает потребность в обеспечении своей безопасности. Соответственно, вследствие этих специфических социальных потребностей начинает формироваться правовая воля, выраженная в необходимости создания неких правил выгула этих собак (обеспеченные мерами государственного принуждения), и обозначаться особая предметная цель – достижение баланса интересов между людьми, которые хотят реализовать своё желание выйти на прогулку с собакой и всеми остальными людьми, которые хотят реализовать своё право на жизнь, здоровье и безопасное пребывание на улицах города. Только в объективной действительности это будет просто человек и его домашний любимец, а в правовой – владелец источника повышенной опасности, у которого, в связи с этим с помощью юридических норм, формируется целый комплекс прав и обязанностей.

Таким образом, достигнув непосредственной цели данной статьи, можно сделать вывод о том, что обоснование того факта, что животные могут выступать в качестве самостоятельного явления в объективной и правовой действительности не должно являться самоцелью, но должно таким образом указывать на необходимость тщательной правовой регламентации общественных отношений с участием животных и научных исследований в данной области, а также доказывать, что проведение этого регулирования – не есть прихоть «любителей» животных, но есть насущная необходимость, вызванная объективными причинами.

Список литературы

  1. Грибанов А. О правовой действительности: [Электронный ресурс] // Первая социальная сеть для юристов Zakon.ru. – Режим доступа: https://zakon.ru/blog/2013/7/28/o_pravovoj_dejstvitelnosti (Дата обращения: 06.01.2018).
  2. Заянчковский И.Ф. На службе у человека. Уфа, Башкирское книжное издательство, 1977. 184 с.
  3. Иванова Е.А. Правовой анализ места и роли животных в построении комфортной жизнедеятельности человека // Молодой учёный. 2014. № 17 (76). С. 391-394.
  4. Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 года // Российская газета, № 237, 25.12.1993 год (с учётом поправок от 21.07.2014 года № 11-ФКЗ // Российская газета, № 163, 23.07.2014 год).
  5. Петров А.В. О понятии правовой действительности // Общество: политика, экономика, право. 2015. №5. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/o-ponyatii-pravovoy-deystvitelnosti (дата обращения: 06.01.2018).
  6. Советский энциклопедический словарь/ Гл. ред. А.М. Прохоров; редкол.: А.А. Гусев и др. – изд. 4-е – М.: Сов. энциклопедия, 1987. – 1600 с.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его изготовление и доставку, составляет 300 рублей для России и 600 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость печатного свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк