gototopgototop

Диалектика живого

Каширин Виктор Владимирович – почетный энергетик РФ, изобретатель.

Аннотация: В работе рассматривается процесс возникновения и развития жизни с революционной точки зрения, фундаментальными понятиями которой являются Граница, Движущее противоречие и Ступень идеального, в отличие от привычной нам теории эволюции, фундаментальными понятиями которой являются Изменчивость, Наследственность и Естественный отбор, причем новая точка зрения призвана дополнить теорию эволюции, а не противоречить ей. Вторая часть работы посвящена судьбе Жизни на нашей планете.

Ключевые слова: Граница, движущее противоречие, ступень идеального, водородная бактерия, производство воды, мировой океан, суша.

Часть 1. Логика возникновения и развития жизни

1.1. Предисловие

В данной работе автор исходит из следующих предпосылок:

  1. Живое возникает из неживой природы самостоятельно, без вмешательства каких-либо посторонних сил, неизвестных современной науке. Автор далек от утверждения, что это предположение чем-то обосновано или что оно является единственно приемлемым. Оно принято, исходя из простой целесообразности, так как принятие другой точки зрения означает отказ от научного исследования проблемы возникновения жизни.
  2. Живое развивается вплоть до человека путем саморазвития и не требует посторонней помощи, хотя оно очень в ней нуждается в критические моменты своего развития. Поэтому автор не исключает возможности постороннего вмешательства в процессе развития живого на нашей планете, так как такое допущение не может помешать научному исследованию проблемы.
  3. Для развития жизни необходимы определенные движущие силы, так как только они могут дать направление ее развития. Это относится, прежде всего, к тому процессу развития жизни, который привел к появлению человека.

Биологи всегда ощущали необходимость нахождения движущих сил прогрессивного развития, примером чему служат постоянные попытки в этом направлении (номогенез Берга и т.д.).

Читатель не должен надеяться найти в этой работе историю развития жизни на нашей планете, ибо жизнь будет здесь рассмотрена с наиболее общей, абстрактной или, точнее сказать, с предельно идеальной точки зрения. Для пояснения можно привести следующий пример. Каждый знает, как неимоверно сложна наша планета. Но если мы посмотрим на неё из космоса, мы увидим простое геометрическое тело – эллипсоид или сфероид вращения.

1.2. Введение

Если автора спросят – считает ли он верной СИНТЕТИЧЕСКУЮ ТЕОРИЮ ЭВОЛЮЦИИ – он безусловно ответит утвердительно, ибо никому и никогда не удастся опровергнуть это великое достижение научной мысли.

Но если его спросят – способна ли СТЭ решить проблему возникновения и развития жизни – автор ответит отрицательно. Дело в том, что СТЭ существенным образом не полна. Ситуация, сложившаяся в настоящее время в биологии, напоминает положение в теоретической физике начала XX века, когда выяснилось, что классическая физика не способна охватить всё разнообразие материального мира и это привело к появлению квантовой механики и теории относительности.

Термин «эволюция» столь прочно вошел в сознание биологов, занимающихся вопросами возникновения и развития жизни, что автору будет чрезвычайно сложно убедить их в необоснованности применения этого термина к указанным вопросам.

Вообще, автор убежден в том, что существеннейшим условием правильного понимания природы является применение для этой цели ТОЧНЫХ понятий. Вот что говорил по этому поводу великий немецкий математик Бенгардт Риман (возможно, величайший математик всех времен и народов). Автор рискует навлечь на себя праведный гнев читателя за неприлично длинную цитату, однако, он считает все-таки необходимым привести ее.

«Своей задачей наука о природе имеет – охватить и логически истолковать природу посредством точных понятий.

Роль понятий, посредством которых осуществляется логическое истолкование природы, заключается не только в том, чтобы в каждый момент дополнять восприятие, но и в том, чтобы предусматривать заранее необходимость или – если система понятий еще не окончательно построена – вероятность будущих восприятий; таким образом, можно установить, что является «возможным» (также – что является «необходимым», или чему противоположное невозможно), и степень возможности («вероятности») каждого события, которое признано считать возможным, может быть вычислено математически, если только введенные понятия достаточно точны.»

Ограниченность СТЭ определяется именно тем, что это теория ЭВОЛЮЦИИ, а не теория РАЗВИТИЯ. Посмотрим, как объясняется термин Развитие в большой советской энциклопедии (БСЭ).

«РАЗВИТИЕ, необратимое, направленное, закономерное изменение материальных и идеальных объектов. Только одновременное наличие всех трех указанных свойств выделяет процессы Развития среди других изменений:...»

Нам это определение представляется абсолютно правильным. Однако необходимо привести далее определения терминов ЭВОЛЮЦИЯ и РЕВОЛЮЦИЯ (также из БСЭ).

«Эволюция (от лат. evolutio – развертывание) в широком смысле синоним развития; в более узком смысле – один из основных типов развития. Медленные, постепенные количественные и качественные изменения в отличие от революции…»

«Революция (от позднелат. revolutio – поворот, переворот), глубокое качественное изменение в развитии каких-либо явлений природы, общества или познания… Понятие Революции – неотъемлемая сторона диалектической концепции развития…»

Итак, мы имеем четыре термина, а именно, ИЗМЕНЕНИЕ, РАЗВИТИЕ, ЭВОЛЮЦИЯ и РЕВОЛЮЦИЯ. Если расположить их по рангу, то наиболее общим (наиболее широким) будет термин Изменение, частным видом Изменения будет термин Развитие, и частными терминами Развития будут термины Эволюция и Революция. Все наше последующее внимание будет уделено термину Революция, который мы будем рассматривать в понятии «Линия революционного развития», а последнее в свою очередь является синонимом термина «Линия неограниченного прогресса» (возможно общепринятого).

Поскольку Линия неограниченного прогресса означает развитие жизни непосредственно от ее зарождения до человека, мы должны предположить, что на этой линии существует направленность развития жизни. Однако, все исследования биологов не обнаружили феномена направленности.

Направленность развития живого не может быть обнаружена в рамках фундаментальных понятий теории эволюции, которыми являются НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ, ИЗМЕНЧИВОСТЬ и ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР. Для обнаружения эффекта направленности необходимо введение дополнительных фундаментальных понятий, по своей мощи сопоставимых с приведёнными понятиями теории эволюции.

Логические исследования проблемы развития жизни приводят нас к выводу, что наряду с эволюционным процессом на всём протяжении развития живого всегда существовал РЕВОЛЮЦИОННЫЙ процесс, и именно этот процесс определял направленность.

Мы заменяем понятие Линия неограниченного прогресса понятием Революционная линия развития в связи с тем, что понятие ПРОГРЕСС есть совершенно неопределенное понятие.

Революционный процесс определяется тремя фундаментальными понятиями, а именно: ГРАНИЦА, ДВИЖУЩЕЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ и СТУПЕНЬ ИДЕАЛЬНОГО. Смысл этих понятий будет раскрываться постепенно, сейчас же можно сказать следующее:

  1. В биологической литературе для обоснования прогрессивного развития широко применяется выражение НАИБОЛЕЕ РАЗНООБРАЗНЫЕ УСЛОВИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ. Для того, чтобы уйти от несомненной неопределённости этого выражения, и вводится термин ГРАНИЦА.
  2. ДВИЖУЩЕЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ определяет направление развития живого и скорость его развития.
  3. СТУПЕНЬ ИДЕАЛЬНОГО отвечает на вопрос, а что же собственно развивалось в процессе развития, так как теория эволюции вряд ли нашла ответ на сакраментальный вопрос Хаксли: что прогрессивнее, чумная бацилла или человек?

1.3. Предварительное знакомство с фундаментальными понятиями

1.3.1. Ступень идеального

Общеизвестен рисунок родословного древа позвоночных, показывающий его развитие в масштабе геологического времени (рис.1). Хотя в современной биологии подобным графическим материалам не придается серьезного значения, нам этот рисунок представляется все же несомненной удачей автора.

Рисунок 1. Родословное древо позвоночных.

Внимательное рассмотрение этого рисунка приводит к выводу, что при определенной графической идеализации он может служить отправной точкой весьма серьезных размышлений о развитии позвоночных. В самом деле, этот рисунок без большого ущерба для его общей точности можно изобразить некоторым числом линий, имеющих преимущественно вертикальное направление, и одной линией (огибающей линией этого рисунка), имеющей в целом направление по диагонали. С удовлетворением отмечаем, что эту идеализацию выполнил уже Северцов А.Н., рисунок которого мы и воспроизводим (рис.2). То, что Северцов А.Н. геологическое время отложил по горизонтали, конечно, несущественно.

Рисунок 2. Идеализированное древо позвоночных.

Из этого идеализированного рисунка прямо следует, что огибающая линия представляет собой линию ароморфозов по Северцову А.Н., линию неограниченного прогресса по (возможно общепринятым) современным представлениям и линию революционного развития по представлениям автора. Очевидно, именно на этой линии мы можем выделить этапы последовательного превращения позвоночных, указанных в следующих словах: «И на фоне постоянного усложнения среды появляются новые группы организмов, сначала малочисленные и незаметные, но затем, через некоторое время, они становятся господствующими формами. Так было с бесчелюстными в силуре, рыбами в девоне, земноводными в каменноугольном периоде, пресмыкающимися в перми, млекопитающими в кайнозое». К этому вполне можно добавить и человеком – в современную эпоху.

Итак, на отдельном рисунке (рис.3) мы изобразим линию революционного развития в масштабе геологического времени и напишем на ней последовательность появления господствующих форм позвоночных. Нетрудно убедиться в том, что мы имеем что-то, похожее на график, только по горизонтали не отложено никакой величины. Представляется заманчивым попытаться найти эту величину или некоторую характеристику, так как в этом случае мы будем иметь настоящий график, который может помочь в исследовании. Где же искать эту величину или характеристику? Нам представляется довольно естественным, что мы можем найти ее среди критериев прогрессивного развития.

Рисунок 3. Линия революционного развития.

Уже беглое ознакомление с биологической литературой показывает, что такие критерии не только существуют, но существуют в большом количестве. Познакомимся с некоторыми из них.

Грант В. со ссылкой на Гексли, Симпсона и Ренша приводит следующие критерии.

  1. Повышение энергетического уровня жизненных процессов, то есть возрастание скорости метаболических процессов.
  2. Повышение эффективности размножения, в том числе усиление заботы о яйцах и (или) о молоди.
  3. Улучшение восприятия сигналов, поступающих из внешней среды, и способности реагировать на внешние раздражители.
  4. Возрастание способности управлять средой и уменьшение зависимости от нее.

Далее Грант В. указывает, что Гексли считает важнейшим четвертый критерий. Однако Грант не согласен с ним и предлагает свой: «Прогрессивная эволюция слагается из приспособлений к ряду последовательных сред, все более удаляющихся от первоначальной среды, в которой обитали предки». Надо заметить критерий не из ясных. Однако продолжим наши поиски далее.

Шмальгаузен И.И. приходит к следующим выводам: «Так как прогрессивная эволюция в самом общем понимании сводится к усложнению организации, овладению новыми жизненными средствами и повышению уровня активности». Эта фраза, видимо, содержит сразу три критерия. Далее следует комплекс из КПД, дохода и производительности В.Франца (в изложении Капралова), надежность Астафьева А.К., самоорганизация Пушкина В.Г. Как видим, критериев набралось уже довольно много, и, вероятно, перечень можно было бы продолжать далее, ибо складывается впечатление, что критериев столько, сколько исследователей, занимающихся проблемой прогрессивного развития. Это обстоятельство объясняется, конечно, не произволом исследователей, а исключительной сложностью рассматриваемых биологических объектов, необходимо имеющих множество сторон и граней именно в силу своей сложности.

Однако это обилие критериев делает нашу задачу – построение графика путем отыскания наиболее подходящей величины или характеристики – практически невыполнимой ввиду ее полной неопределенности, и ставит нас перед выбором: или отказаться от ее решения, или попытаться выделить среди всех критериев главный (если он существует). Конечно, можно попытаться строить и анализировать графики по всем решениям, и, возможно, в таком решении была бы некоторая целесообразность. Однако, нам эта задача представляется невыполнимой по следующей причине. Дело в том, что число критериев действительно неизвестно. Например, мы можем предложить свой критерий развития в следующей формулировке: Развивающаяся по линии неограниченного прогресса жизнь характеризуется, прежде всего, увеличением степени всеядности ее представителей на этой линии.

Нетрудно убедиться, что предложенный критерий соответствует действительности, ибо человек (а он находится именно на линии неограниченного прогресса) включил в свой «рацион» чуть ли не всех обитателей планеты и практически все доступные ему органические и неорганические вещества. Более того, ему уже недостаточно естественных веществ, и он изобретает свои. Кстати сказать, всеядности, на наш взгляд, уделяется явно недостаточное внимание в биологических исследованиях. Впрочем, к этому вопросу мы вернемся в последующем изложении.

Итак, какой же из критериев может быть тем единственным, который можно было бы принять для построения графика? Нам представляется, что для выбора нужного критерия достаточно ответить на вопрос: есть ли нечто главное, что отличает человека от остального живого мира, и, если есть, то что? Здесь мы подошли к критическому пункту этой главы, а потому просим читателя не спешить с ответом. Разумеется, ответ этот в значительной степени будет зависеть от специальности читателя, но все-таки единственно верным, нам думается, будет следующий: Все отличия человека от остального живого мира абсолютно не сравнимы с одним, главным отличием – только человек обладает сознанием (разумом), и только эта характеристика является решающей отличительной его чертой. Но такой вывод требует немедленно принять в качестве главного критерий, выраженный в словах Завадского К.М.

«Ведущим признаком арогенеза животных служит степень развития высшей нервной деятельности и усовершенствование способов отражения внешнего мира, а поэтому единственным объективным мерилом ступеней прогресса живого является степень приближения к высшей форме движения материи.» Отметим сразу же, что мы полностью присоединяемся к этому замечательному выводу, а читателя, несогласного с ним, просим допустить его (хотя бы на время) в качестве рабочей гипотезы.

Итак, рассмотрим внимательней тезис Завадского К.М. Слова «высшая форма движения материи» означают, очевидно, сознание или разум (мышление). Если остановиться на философском определении сознания, то оно определяется «как субъективная реальность в противоположность объективной, как идеальное в противоположность материальному и в единстве с ним…» Следовательно, по горизонтали на нашем графике мы должны отмечать развитие идеального в зависимости от времени. Однако, само идеальное подразделяется на определенные ступени, и поэтому мы будем откладывать по горизонтали не какое-то бесструктурное идеальное, а четко выраженные СТУПЕНИ ИДЕАЛЬНОГО.

Таким образом, мы принимаем, что на линии революционного развития на уровне человека возникла и развивается принципиально новая ступень идеального – сознание – которую нам и предстоит исследовать в первую очередь. Прежде всего, на нашем графике от приблизительной точки начала возникновения человека (взятой нами пока произвольно) мы опускаем перпендикуляр, и точку пересечения его с горизонталью принимаем за начальную точку развития сознания – высшей на современном этапе ступени идеального.

Теперь перед нами стоит задача движения вглубь истории по линии революционного развития. При этом мы поставим задачу реконструкции прошлого не по морфологическим признакам (например, превращение плавников рыб в конечности наземного животного или развитие сердца от однокамерного до четырехкамерного), но пойдем по пути восстановления последовательности ступеней идеального.

Итак, существовала ли ступень идеального, предшествующая ступени сознания, и если да, то какая? Нам представляется, что мы получим ответ на этот вопрос, если зададим себе вопрос, аналогичный предыдущему: есть ли нечто главное, что отличает млекопитающее от остального живого мира, и если есть, то что?

Ответ на этот вопрос уже дан, при том утвердительный: главное отличие млекопитающего от предшественников заключается не в живорождении, в вскармливании детенышей молоком, теплокровности, волосяном покрове и т.д., а в том, что млекопитающее обладает ПСИХИКОЙ, которая представляет собой ступень идеального, предшествующую ступени СОЗНАНИЯ. Таким образом, на нашем графике мы от приблизительной точки начала возникновения млекопитающего (выбранной нами опять таки пока произвольно) опускаем перпендикуляр до горизонтали, и получаем, таким образом, ступень ПСИХИКИ.

До сих пор, учитывая удовлетворительную разработанность поднимаемых нами вопросов, мы двигались довольно уверенно. Но как реконструировать ступени идеального далее? Согласно теории отражения (как мы ее понимаем), за ступенью психики должна располагаться область ощущений, за ней – область чувствительности, и далее – область раздражимости. Если принять последовательность возникновения этих областей правильной, то мы приходим к следующей серьезной проблеме. Поскольку ощущения обеспечиваются соответствующими анализаторами, то развивались ли анализаторы последовательно или параллельно во времени? С сожалением признаемся, что на этот вопрос мы не смогли найти ответа в литературе, и он представляется совершенно неразработанным в настоящее время. Если развитие приемной части слухового анализатора более или менее прослеживается во времени (амфибия имеет только внутреннее ухо, рептилия имеет внутреннее и среднее ухо, и млекопитающее имеет внутреннее, среднее и наружное ухо), и это обстоятельство позволяет предположить, что ощущение звуков вплотную подходит к ступени психики, и поэтому между ними может быть установлена «родственная связь», то данные по развитию зрительного анализатора совсем нам непонятны. Вот что пишет по этому поводу Северцов А.М.: «Что касается органов чувств, то у протокраниат из участка мозга, в котором у их предков, т.е. первичных бесчерепных, были расположены зрительные клетки (глаза Гессе), развились настоящие, подвижные парные глаза с инвертированной ретиной и хрусталиком, т.е. глаза, способные к образному зрению, а также типичные глазные мускулы, двигавшие глазное яблоко, и их нервы.» Отсюда следует, что практически полное развитие приемной части (рецептора) зрительного анализатора наступило уже в кембрии, в то время как развитие слухового рецептора не могло завершиться раньше триаса. Такой временной разрыв не дает ясных данных ни в пользу предположения о последовательном развитии анализаторов, ни в пользу предположения об их параллельном развитии, хотя непосредственное примыкание слухового рецептора к ступени психики, а также временной разрыв, указанный выше, представляются нам обстоятельствами, заслуживающими серьезного внимания.

По нашему мнению, предпочтительней является представление о последовательном появлении и развитии ощущений (соответственно, анализаторов), и этот порядок мы отразили на рис.3, поставив около каждой ступени вопросительный знак – признак нашей неуверенности в этом вопросе.

Итак, на этом мы закончим настоящую главу и перейдем к пояснению термина ГЛАВНОЕ ДВИЖУЩЕЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ.

1.3.2. Главное движущее противоречие

Сторонники синтетической теории эволюции более или менее единодушны в том, что никаких отдельных (специальных) движущих сил, вызывающих появление и развитие арогенных изменений, просто не существует. В качестве иллюстрации этого положения мы приводим слова Завадского К.М.

«Синтетическая теория эволюции пришла к выводу, что эволюционный процесс совершается только путем преобразования местных популяций (микроэволюция). Явления, обычно обозначаемые как «эволюция на сверхвидовом уровне», в том числе и арогенез, по существу представляют собой лишь итог микроэволюционных преобразований. Поэтому не существует никаких особых сил арогенеза, помимо движущих сил микроэволюции» (выделено автором).

Нам представляется, что в приведенном высказывании присутствует обычная логическая ошибка, т.е. выделенный нами вывод никак не следует из предшествующего рассуждения. Мы вполне допускаем, что любое развитие (ароморфоз, идиоадаптация, специализация или дегенерация) может быть разложено на любое число «микроэволюционных преобразований». Ну и что? Ведь направление араморфоза не только существенно отлично, но даже противоположно направлению дегенерации! Из того, что движение предмета, например, пули, между двумя состояниями покоя может быть разложено на ряд микропроцессов еще не следует, что силы, действующие на пулю на участках ускорения и торможения, одни и те же!

Здесь можно было бы приводить множество доказательств против приведенного выше утверждения Завадского К.М., но в этом нет нужды. О нерешенности и актуальности проблемы движущих сил арогенезов говорит постоянное появление новых теоретических попыток в этом направлении. Удовлетворительное решение этого вопроса может быть найдено следующим образом.

Поскольку ароморфозы не являются приспособлениями организмов к каким-либо конкретным условиям внешней среды, то логично предположить, что причина их (ароморфозов) заключена внутри самих организмов, но отсюда мы необходимо приходим к понятию диалектического противоречия. Являясь одним из краеугольных камней диалектики, оно исследовано к настоящему времени достаточно подробно. Мы напомним читателю содержание этого понятия (цитируем БСЭ).

«Диалектическое – взаимодействие противоположных, взаимоисключающих сторон и тенденций предметов и явлений, которые вместе с тем находятся во внутреннем единстве и взаимопроникновении, выступая источником самодвижения и развития объективного мира и познания».

Вообще говоря, применение понятия противоречия как источника, например, приспособительного изменения биологического объекта, не должно вызывать непреодолимых возражений у биолога. В самом деле, любое изменение внешней среды (например, климата) означает возникновение противоречия между животными, слагающими популяцию, и внешней средой, и хорошо изученные механизмы микроэволюции начнут «работать» на уменьшение этого противоречия. Однако, предлагаемый нами термин главное движущее противоречие существенно сложнее, нежели приведенное в примере простое противоречие. В качестве пояснений приведем следующий грубый пример. Допустим, что некий индивид решил достичь определенных успехов в спорте. Что он делает в таком случае? Он организует свою жизнедеятельность таким образом (режим тренировок, питание и т.п.), чтобы достигнуть этого успеха, и в конце концов приходит к поставленной цели путем соответствующего изменения своего организма. Есть ли здесь движущее противоречие? Безусловно, и оно заключается в противоречии между фактическим состоянием его организма и его жизнедеятельностью как спортсмена. По мере движения к поставленной цели движущее противоречие уменьшается и полностью исчезает при ее достижении.

А каково влияние внешней среды в данном случае? Она оказывает непосредственное влияние на начало этого процесса и косвенное влияние на его скорость. Здесь может показаться, что движущим противоречием является поставленная нашим индивидом цель. Но это неверно: цель в данном случае есть лишь причина возникновения движущего противоречия. Ну, а что же явилось непосредственной причиной возникших в организме спортсмена изменений? Ответ очевиден – его жизнедеятельность или образ жизни. Таким образом, в заключение данной главы мы формулируем следующий постулат.

Движущей силой арогенеза является главное движущее противоречие, а непосредственная причина арогенных изменений – способ жизнедеятельности составляющих популяцию организмов.

Более конкретный смысл понятия ГЛАВНОЕ ДВИЖУЩЕЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ будет выявлен нами далее при исследовании развития ступени сознания, а поскольку у нас осталась еще характеристика внешней среды, к ее исследованию мы и переходим.

1.3.3. Главная граница

Общеизвестно, что в настоящее время жизнь присутствует в биосфере, содержащей все поверхностные сферы Земли: атмосферу, гидросферу, литосферу. Изобразим этот факт на рис.4.

Рисунок 4. Области распространения биосферы.

Что же есть интересного в этом рисунке? Нетрудно заметить, что в биосфере существует линия, где сходятся все три сферы Земли (на нашем рисунке это линия обозначена точкой А). Эта линия есть граница этих трех сфер, которую мы, забегая вперед, и назовем ГЛАВНОЙ ГРАНИЦЕЙ. Однако, эта граница далеко не единственная: есть еще граница между гидросферой и литосферой (линия АГ), граница между гидросферой и атмосферой (линия АВ) и граница между атмосферой и литосферой (линия АБ). Если мы рассмотрим расположение множества экологических ниш относительно указанных границ, то окажется, что в целом часть из них расположена на ГЛАВНОЙ ГРАНИЦЕ, часть – на границах АБ, АВ, АГ, и наконец, часть экологических ниш окажется целиком внутри литосферы, внутри гидросферы и, возможно, (хотя нам это точно и неизвестно) внутри атмосферы. Само собой, очевидно, что условия окружающей среды чрезвычайно разнообразны (если учесть многообразие климата и прочих факторов нашей планеты), однако не этот вопрос представляет для нас интерес в настоящее время. Для нас важно выяснить то, что при прочих равных условиях окружающая среда наиболее разнообразна на ГЛАВНОЙ ГРАНИЦЕ, менее разнообразна на границах, и еще менее – внутри сфер. Если читатель примет это положение, то он необходимо придет к выводу, что «неограниченный прогресс» жизни мог осуществляться только в пределах ГЛАВНОЙ ГРАНИЦЫ и именно в наиболее благоприятной для осуществления арогенезов зоне этой границы. Однако, не следует думать, что для понимания всего хода развития жизни достаточно указанного содержания вводимых нами понятий. Этого содержания достаточно только для этапа возникновения жизни, когда биосфера, естественно, отсутствовала. С развитием жизни усложнялось и содержание понятий ГЛАВНОЙ ГРАНИЦЫ и границы, но следует помнить, что первоначальное содержание этих понятий не отменялось.

Практическое применение введенных в данной главе понятий будет выполнено далее при исследовании процесса возникновения жизни, а сейчас мы переходим к исследованию развития ступени сознания (= человека).

1.4. Средний этап развития ступени сознания

1.4.1. Предварительные замечания

Прежде чем приступить к изложению содержания данной главы, нам представляется целесообразным дать пояснения по двум вопросам: почему мы уделяем так много внимания вопросу развития человека, и почему мы начинаем наше исследование с наиболее сложной ступени идеального, которое заведомо затруднено? Попробуем ответить на эти вопросы.

В настоящее время, видимо, общепринята точка зрения, что развитие человека, начиная, по крайней мере, с начала появления цивилизации, идет уже не по биологическим, а по общественным или социальным законам. Это мнение, являясь лишь отчасти правильным, удовлетворить нас никак не может. Конечно, развитие человека отнюдь не следует приравнивать к развитию, например, млекопитающего. Однако, если мы сравниваем между собой законы биологические и социальные, то увидим, что и те и другие суть законы объективные, т.е. вполне независимые от сознания человека, который только познает те и другие, а не изобретает их. С этой точки зрения представляется разумным выяснить, нет ли между этими законами существенной общности, ибо она имеет большое значение для понимания прогрессивного развития. Это становится особенно ясным при принятом нами методе исследования прогрессивного развития по ступеням идеального. Действительно, если мы откажемся исследовать ступень сознания (= человека) общебиологическими методами, то нам, возможно, придется отказаться и от исследования ступени психики, так как на этапе развития млекопитающего могут действовать уже не биологические, а, допустим, психические законы.

Итак, принятое деление законов на биологические и общественные вполне оправдано только тогда, когда нас интересует различия в закономерностях развития человека и предшествующего ему по времени животного мира. Но как только мы заинтересуемся тем общим, что имеет закономерности прогрессивного развития на всех этапах развития жизни, подобное разделение будет только вредным. Человек был, остается и будет всегда частью природы, и именно как часть природы он неразрывно связан с ней и закономерностями своего развития.

Относительно того, что мы начинаем наше исследование с наиболее сложной ступени идеального, можно сказать следующее. Развитие человека на историческом этапе исследовано в настоящее время столь полно, что было бы просто грешно не попытаться использовать это обстоятельство, несмотря на имеющиеся здесь трудности.

В наиболее кратком изложении современные представления о развитии человека сводятся к следующему. В процессе эволюции из развившегося ранее отряда приматов выделилась ветвь высших обезьян, часть которых в последующем осваивает передвижение на двух конечностях под влиянием систематического употребления природных предметов в качестве орудий. Затем в процессе трудовой деятельности (связанной, прежде всего, с изготовлением орудий) происходят дальнейшие прогрессивные изменения строения теперь уже гоминид, и, как вершина этого процесса, перед нами появляется человек кроманьонского типа, называемый также homo sapiens.

При анализе этого представления возникают следующие вопросы, которые мы попробуем осветить:

  1. Правомерно ли применение к человеку кроманьонского типа термина homo sapiens?
  2. Можем ли мы считать, что трудовая деятельность возникла на столь раннем этапе?

Итак, что же означает латинский термин homo sapiens? Общеизвестный аналог этого термина на русском языке – человек разумный. Нам остается выяснить теперь, что же подразумевается под словом «разумный». Здесь мы заметим, что, как нам удалось выяснить при попытке перевода термина homo sapiens, мы получили слова человек мудрый (был использован словарь И.Х. Дворецкого, изд. 1976 г.). Поскольку слово sapiens отсутствует в словаре, мы использовали следующие слова: a) sapientia – благоразумие, рассудительность, ум; мудрость, знание; философия; b) sapientialis – присущий мудрости. Если приведенный нами перевод слова sapiens правильный, то, очевидно, что мы не имеем права называть термином homo sapiens человека кроманьонского типа. Более того, и человек современного общества также не может быть назван человеком мудрым, т.е. homo sapiens, ибо вся история цивилизации говорит скорее в пользу о его безумии, чем о мудрости. Приведенные выше соображения побудили нас к поиску более точных понятий для обозначения развивающегося человека, и мы предлагаем (в качестве первого приближения следующие термины):

  1. для человека до кроманьонца включительно – homo intellegens – человек рассудочный.
  2. для человека исторического этапа (этапа цивилизации), включая современного, - homo civilis – человек общественный.
  3. для будущего человека при завершении процесса развития ступени сознания – homo sapiens.

Признаемся, что нам кажется даже более подходящими русские слова – человек (сознание, разум) – возникающий, то же – познающий, то же – созидающий. Правильный выбор этих терминов сделает огонь критики.

Теперь мы перейдем к размышлению о трудовой деятельности, для чего приведем из БСЭ содержание статьи «Труд»: «Целесообразная деятельность человека, в процессе которой он при помощи орудий труда воздействует на природу и использует ее с целью создания потребительских стоимостей, необходимых для удовлетворения потребностей.» Мы не станем критиковать это несоответствующее современным условиям определение, которое учитывает по существу только физический труд, но отметим, что здесь присутствует уже понятие «потребительская стоимость». Анализ последнего понятия приводит нас к товару, который есть продукт труда, произведенный для продажи. Отсюда неумолимо следует, что труд появился только с возникновением цивилизации, т.е. намного позднее возникновения кроманьонца, поскольку товарно-денежные отношения наблюдаются только здесь.

Итак, расширенное применение термина «трудовая деятельность» – серьезная неточность, затрудняющая наше понимание до классового этапа развития человечества, и мы предлагаем для его характеристики другой термин – чувственно-предметная деятельность. Каково различие между этими терминами, если оно есть? Для пояснения мы возьмем совсем простой (и грубый) пример. Допустим, что некий индивид стоит сегодня у токарного станка на заводе, изготавливая болты и гайки, а завтра идет за грибами в лес. Есть ли между этими двумя видами деятельности нашего индивида существенные различия? Безусловно, и оно заключается в том, что в последнем случае человек удовлетворяет свои потребности непосредственно, в первом же случае удовлетворение его потребностей опосредствовано целой системой общественных (социальных) отношений. И именно в силу этого существенного различия первый вид деятельности есть трудовая деятельность, а второй вид – чувственно-предметная деятельность. И поскольку мы выяснили это обстоятельство, нам необходимо перейти к исследованию социального этапа развития человека, что мы и сделаем в следующем разделе.

1.4.2. Исследование развития этапа homo civilis

Видимо, следует признать общепризнанным, что линия прогрессивного развития прошла стадии рабовладения, крепостничества и свободного нанимательства (капитализм), и в настоящее время находится или в самом конце третьей стадии, или в уже некоторой переходной фазе (этот вопрос мы уточним в дальнейшем изложении). Перед нами стоит, прежде всего, задача отыскания главного движущего противоречия исследуемого этапа.

Установлено, что общим признаком этого этапа является классовый характер общественных отношений, вызванный частной собственностью на средства производства, а смена общественно-экономических формаций происходила как разрешение противоречий между производительными силами и производственными отношениями путем борьбы антагонистических классов.

Возникает вопрос, достаточно ли для понимания этого этапа приведенные выше соображения. Думается, что нет. Внимательное всестороннее рассмотрение общественных отношений этого этапа показывает, что главным движущим противоречием здесь является общественное неравенство людей. Понятие общественное неравенство существенно шире, чем приведенные выше понятия классового неравенства, ибо первое охватывает не только отношения рабочего и капиталиста, но и полицейского и простого обывателя, священника и прихожанина, солдата и его командира и т.д. и т.п. Это понятие охватывает всю совокупность социальных отношений в сложнейших общественных организмах не только рабовладельческого общества, феодализма и капитализма, но и нашего времени. Более того, как мы увидим далее, понятие общественного неравенства людей позволяет легко объяснить само появление классового общества, и это существенно важно для понимания этапа homo civilis.

Важно и то, что исторические данные позволяют нам проследить само изменение главного движущего противоречия во времени. Очевидно, что это противоречие имело максимальное значение при рабовладельческом обществе (раб был полной собственностью рабовладельца), затем уменьшилось при феодализме, стало далее еще меньше при капитализме и, наконец, в развитых странах стало совершенно минимальным в настоящее время. Этот факт говорит о том, что развитие человека на этапе классовых обществ было направленным, и это направление не могло быть иным, как в сторону уменьшения главного движущего противоречия.

Далее, согласно принятому методу, нужно было бы определить, что собственно развивалось на этапе homo civilis, и затем исследовать условия (дать характеристику главной границы), в которых этот процесс происходил. Однако, в целях большей доступности изложения мы приступим сейчас к непосредственной реконструкции этого этапа и рассмотрим содержание этих понятий в процессе изложения.

Итак, согласно современным представлениям человек кроманьонского типа появился примерно сорок тысяч лет назад, а возникновение рабовладельческих обществ датируется примерно четвертым тысячелетием до н.э. Что же происходило между этими двумя событиями?

Во-первых, (и это очевидно) человек кроманьонского типа распространялся по планете, уничтожая или (возможно) частично ассимилируя отставшие ветви (типа неандертальских), если между ними не возникло уже репродуктивной изоляции.

Во-вторых, (и это далеко неочевидно!) он открывал все новые и новые виды деятельности: земледелие и животноводство, ткачество и металлообработка, гончарное производство и т.п., пока, наконец, он не пришел к частной собственности и затем не открыл, что человек может быть таким же товаром, и это открытие явилось исходным пунктом появления рабовладельческого общества. Неочевидность подобного представления заключается в том, что непонятны движущие силы столь энергичного движения вперед. Отличия охоты от скотоводства и собирательства от земледелия не просто велики – они буквально поражают воображение. Это принципиальный поворот, и он должен иметь соответствующие ему принципиальной важности причины. Из существующих представлений следует, что чуть ли не весь экономический фундамент цивилизации (вплоть до современной) был заложен задолго до появления самой цивилизации! Разве не выглядит это странным? Или, быть может, земледелие и животноводство не являются главными кормильцами современного человека. Если изложенная выше современная точка зрения до классового общества верна, тогда либо само появление классового общества принимает случайный характер, и оно не является необходимой предпосылкой развития цивилизации, либо, по меньшей мере, случаен порядок и число общественных экономических формаций.

Итак, вопрос ставится таким образом: явилось ли рабовладение следствием развития скотоводства, земледелия и т.д., которые развились в недрах первобытного до классового общества и которые породили частную собственность, либо, напротив, сначала возникло рабовладение, которое и явилось причиной вышеперечисленных принципиальных достижений человечества. Мы стоим на второй из указанных точек зрения. Разумеется, читатель не должен понимать наше утверждение формально. В действительности рабовладение было и причиной и следствием указанного нами очень сложного, противоречивого и длительного процесса, завершившегося становлением классового общества в его действительно первом месте. Сейчас мы попробуем изобразить самым приближенным образом, как вероятнее всего мог протекать этот процесс (процесс возникновения главного движущего противоречия на этапе homo civilis). До некоторого глобального оледенения (возможно, последнего Вюрмского оледенения) человек современного типа завоевал всю доступную ему сушу, имея плотность населения, соответствующую его “техническим возможностям”. Начавшееся оледенение вызвало его перемещение на юг, что привело к аномальному для того времени увеличению плотности населения. Этот процесс имел своим результатом то обстоятельство, что в некоторой зоне (может быть и в Египте) образовалась граница трех рас, которые уже сформировались в процессе предыдущего расселения человека современного физического типа путем эволюционных приспособлений (расхождение признаков) и, возможно, частичных ассимиляций отставших ветвей человечества. На указанной границе возник народ, являющийся сплавом этих трех рас, и уже в силу этого наиболее передовой. Сжатый в месте своего обитания (допустим, в долине Нила) давлением окружающих племен, полуголодный (ввиду того, что мясная пища больше доставалась соседям и потому не доходила до них), он должен был обратить особое внимание на пищу растительную. Замечательной особенностью места его обитания (например, наличие такой реки как Нил) было то, что, принося с верховьев разнообразные плоды и “сажая” их при разливах в землю на глазах нашего передового народа, он постепенно вдалбливал в его голову идею земледелия (природа – лучший учитель!). Однако главное внимание этого народа было занято обостренной борьбой с окружающими племенами. Но вот если бы появились пленные... Пленного можно было не съесть сразу или не убить (благо, что развитие мозга человека привело уже к сознанию страха смерти), а заставить собрать сначала естественный, а затем и “выращенный” этим человеком урожай, отсрочив его смерть. Именно таким образом мог быть сделан первый принципиальный шаг цивилизации – человек между собой и окружающей природой поставил другого человека! И это произошло совершенно естественным образом. Ибо кто же не согласится отсрочить (может быть, до естественной) свою смерть, хотя бы для этого пришлось потрудиться? Так возникла идея рабства, идея приручения одного человека другим, и только после этого наиболее естественного шага человек смог приручать другие живые существа!

Таким образом, мы приходим к выводу, что этот процесс по времени произошел очень и очень давно. Фактически это совпало с так называемой неолитической революцией. К сожалению, это важнейшее понятие, введенное английским археологом Г. Чайлдом, незаслуженно забыто. Громадное значение неолитической революции будет выяснено нами в дальнейшем изложении.

Итак, сначала человек опосредствовал свое взаимоотношение с природой с помощью другого человека, и только после этого он стал изобретать принципиально новые формы жизнедеятельности. Теперь после выяснения существа вопроса мы можем построить график развития человека на этапе homo civilis. Начало возникновения этого этапа мы ориентировочно приурочили к Вюрмскому оледенению. Теперь нам осталось обратить внимание читателя на наш график (см. рис.5). Его принципиальное содержание заключается в том, что развитие сознания со временем замедлялась, и скорость его развития в настоящее время имеет минимальное значение. Этот парадоксальный вывод, конечно, возмутит читателя. Действительно, кто же не знает, что развитие человечества со временем ускоряется, что мы живем в век научно-технической революции, что развитие всех сторон человеческой деятельности (наука, культура, техника и т.д.) носит экспоненциальный характер!? Все это автор слышал не раз и, признаться, так привык к подобным представлениям, что ему самому трудно поверить в собственные результаты, а потому он ничем не сможет помочь разгневанному читателю. Впрочем, не совсем так. Действительно, достижения человека в области производства продуктов питания, технике, науке, искусстве громадны, но животноводство и земледелие, колесо и письменность, сами по себе искусства и науки как таковые изобретены именно в ту доисторическую эпоху, но не нами! Концентрированным отражением этого факта является поговорка “Новое – это хорошо забытое старое”. Конечно, мы не утверждаем, что в наше время совсем уж не открывается ничего нового, просто его открывается существенно меньше по сравнению с доисторической эпохой (если быть точным, то наш вывод не совсем касается новейшего времени, но анализ современной ситуации будет дан нами позднее).

Рисунок 5. График развития homo civilis.

На этом мы закончим данную главу. Надеемся, что читатель простит нам ее чрезмерную сжатость, если он сумеет понять, что на ее мало-мальски развернутое изложение автору не хватило бы и десяти жизней.

Однако здесь необходимо уточнить еще ответ на вопрос: что же собственно развивалось на этом этапе? Поскольку человек на этом этапе физически (почти) не изменился, вряд ли он мог значительно измениться и в смысле своего индивидуального сознания. Главное достижение этапа homo civilis – возникновение и развитие общественного сознания, или, что то же самое, мирового коллективного разума. Можно определить этот этап как этап познающего разума. Читатель может выбрать определение на свой вкус, поскольку они равнозначны, а мы перейдем к исследованию первого этапа развития человека.

1.4.3. Исследование развития этапа homo intellegens

Предметом рассмотрения этого раздела будет появление и развитие человека (= сознания = разума) на его первом этапе, а именно на этапе homo intellegens. Сравнительно неплохо изученный по палеонтологическим материалам он понят все-таки не совсем верно (или, лучше сказать, совсем не верно) в своих главных моментах. Наиболее слабым звеном в цепи общепринятых объяснений является исходная точка этого этапа – обезьяна, покидающая дерево и берущая в руку некоторый предмет в качестве орудия.

То, что при отступлении лесов обезьяна может приспособиться к жизни на земле, представляется довольно логичным. Настораживает другое: откуда взялась у обезьяны рука, которая могла бы брать предметы и оперировать ими? Вопрос этот, смеем уверить читателя, кажется наивным только на первый взгляд. Если мы скажем, что рука есть у обезьяны потому, что она живет на деревьях, это будет совсем неубедительно. С лесом связана жизнь многих животных, и, тем не менее, они не имеют руки (т.е. конечности, способной в достаточной мере оперировать предметами): у рыси, например, нет и намека на руку, и при этом она прекрасно чувствует себя на деревьях. Если мы ответим на этот вопрос так, что вообще отряду приматов свойственно наличие конечностей такого типа, это будет также не ответ, а пустая тавтология. Если же мы скажем, что обезьяна имеет руку потому, что произошла, как и человек, от общего обезьяноподобного предка, то в таком случае вопрос только переносится на этого гипотетического предка, что опять-таки не удовлетворит нашей любознательности.

Представляется слабым и проведение грани (и ее поиски) между обезьяной и человеком. Почему до некоторого момента были “питеки”, а потом вдруг стали “антропы”? Имеем ли мы право проводить здесь вообще какую-либо грань?

Попытка ответить на эти вопросы привела нас к выводам, которые мы и изложим интересующемуся читателю. Поскольку правильное понимание этого периода невозможно без отыскания главного движущего противоречия, мы сразу же постулируем его в следующей формулировке.

Главным движущим противоречием на этапе превращения плацентарного млекопитающего в человека рассудочного было противоречие между животной сущностью homo intellegens и его чувственно-предметной жизнедеятельностью как стадно-коллективного существа.

Эта формулировка видимо весьма далека от изящной, но нам, к сожалению, не удалось выразить ее более удовлетворительным образом без ущерба для ее точности. Для того, чтобы сделать вышеприведенный постулат более понятным, дадим разъяснение по следующим пунктам.

Во-первых, под “чувственно-предметной жизнедеятельностью” мы подразумеваем систематическое и все более расширяющееся отделение существа рассматриваемого нами этапа от окружающей его природы с помощью предметов природы. Иначе говоря, его взаимоотношение с природой опосредствовалось предметами природы. В это опосредствование сначала включались естественные предметы (камень, палка и т.д.), затем искусственные (обработанные человеком) орудия и затем совсем уже сложные агрегаты: огонь, жилище, элементы одежды и т.п. Однако, заметим сразу же, что все эти предметы природы не были живыми существами, и в этом заключается принципиальное отличие этого этапа от последующего этапа homo civilis, на котором взаимоотношение одного человека с природой было опосредствовано с помощью другого человека.

Во-вторых, термин “стадно-коллективное существо” поясняет то обстоятельство, что чувственно-предметная деятельность не могла быть реализована иначе как с помощью коллективной деятельности, которая была необходима (хотя и в разной степени) на всем этапе развития человека, начиная непосредственно от животного.

В третьих, наш постулат совершенно исключает границу между животным и человеком, определяемую морфофизиологическими или любыми другими подобными признаками, и это обстоятельство сближает его с синтетической теорией эволюции, справедливо отвергающей скачкообразный характер возникновения новых таксонов. Сказанное, конечно, не исключает существования естественных подразделений внутри этапа homo intellegens, подобных тем, которые существуют внутри этапа homo civilis (рабовладение, феодализм, капитализм). В литературе встречается деление этого этапа на три части, но мы вернемся к этому вопросу позднее.

Итак, исходное положение этапа homo intellegens представляется нам следующим образом. Завершившее свое развитие плацентарное млекопитающее с соответственно максимально развитой психикой (субъективная предпосылка) обитает в пределах главной границы, характеризующейся сильной пересеченностью рельефа с частыми камнепадами (объективная предпосылка). Эти падающие камни, то убивая или травмируя на глазах(!) нашего млекопитающего каких-то животных, которые становились его легкой добычей, то убивая и калеча его самого, постепенно вдолбили (и опять природа – лучший учитель) в его подготовленную предшествующим прогрессивным развитием голову идею, что падающий камень может служить орудием добывания пищи. Эта “мысль” на психическом уровне постепенно укреплялась в нем до того решающего момента, когда камень, который столкнуло наше млекопитающее уже преднамеренно, поразил его потенциальную добычу. Заметим сразу же, что рассматриваемое нами существо отнюдь не принадлежало к отряду приматов, так как этого отряда попросту еще не существовало. Можно представить себе крик восторга, с которым наше животное бросилось к добыче, пораженной нашим млекопитающим с такой (относительно) легкостью, и главное – без риска для собственной безопасности. И право же, оно имело все основания для крика “эврика!”, ибо именно этот шаг привел к появлению указанного нами выше главного движущего противоречия, именно этот шаг и был первым шагом первого человека. Это движущее противоречие (оно было действительно противоречием, причем сильнейшим, ибо наше существо почти ни в каком отношении не было готово к какой-либо чувственно-предметной деятельности) постепенно было узаконено путем того, что подобное поведение укрепилось в привычку, и наше существо стало использовать свойство камнепадения все более регулярно, ибо в пределах своей, хотя и очень узкой, но зато благоприятной (для такой формы чувственно-предметной жизнедеятельности) области обитания она давала ему дополнительный (но не более того!) источник существования.

Но данное движущее противоречие явилось сильнейшим стимулом для развития нашего млекопитающего в следующих отношениях:

  1. изменение психики в наиболее сложных областях, уже собственно в области сознания;
  2. разделение функции конечностей;
  3. укрепление коллективной деятельности;
  4. совершенствование всех анализаторов.

Любое из указанных направлений, а особенно они все вместе, вело наше млекопитающее по уже человеческому пути к человеку.

Таким образом, мы имеем в целом этап, в начале которого находится высшее млекопитающее, а в конце – человек современного типа (кроманьонец). Заметим сразу же, что аналогично движущему противоречию на этапе homo civilis, движущее противоречие на этапе homo intellegens постепенно уменьшалось до нуля.

Ну а где же наши обезьяны – предки человека? А они все, весь отряд приматов, суть порождение процесса становления homo intellegens. На всем продолжении этого этапа от главной линии развития отделялись ветви, которые и дали современный отряд приматов. “Техника” этого отделения состоит в том, что за пределами узкой зоны главной границы, которая единственно была благоприятна для существования главного движущего противоречия, его длительное существование просто невозможно. В самом деле, что могло дать нашему существу его способность “прицельно” сбрасывать камни на потенциальные жертвы, когда он волей обстоятельств попадал, например, в лесную зону? Да ничего. Вытесняемые по различным причинам в другие условия, эти существа постепенно утрачивали сначала привычку к чувственно-предметной деятельности, а затем и саму эту способность, закономерно переходя на другие пути развития.

Таким образом, выражение “человек произошел от обезьяны” отнюдь не отражает сути происходившего процесса возникновения человека. Гораздо ближе к истине выражение “обезьяна произошла от человека”.

Итак, для построения графика развития человека на этапах homo intellegens и homo civilis мы имеем достаточно материала, и читатель может увидеть его на рис.6.

Рисунок 6. Совместный график двух ступеней развития сознания.

Что же примечательного читатель может увидеть на этом рисунке? Прежде всего, точку излома кривой на стыке двух этапов, обозначенную нами как точка А. Эта точка характеризует переходный период от человека возникающего к человеку общественному, в котором прежнее движущее противоречие уже исчезло, а новое еще не появилось. А поскольку направленность развития определяется действием главного движущего противоречия, она (направленность) в этом переходном периоде утрачивается. Это очень существенное обстоятельство вызывает явление, широко известное в биологии и называемое “адаптивной радиацией”. Именно так мы должны понимать процесс завоевания планеты человеком кроманьонского типа и назвать его адаптивной радиацией homo intellegens. Именно этот процесс привел к расообразованию, которые вообще начали свое существование с этого момента.

Для того, чтобы определить во времени начальную точку этапа человека возникающего, необходимо учесть приведенные выше соображения о дополнительном свойстве главной границы, определенном нами как пересеченный рельеф местности. Таким образом, искомое начало необходимо связывается с некоторым горообразованием, и мы должны были бы отнести это начало к какому-то горообразовательному процессу, известному нам из геологии, но мы воздержимся пока от этого шага по некоторым соображениям.

Здесь полезно еще заметить, что как линия развития этапа homo civilis, так и линия развития этапа homo intellegens изображена нами предельно упрощенно. На последней должны быть выделены характерные точки, аналогичные характерным точкам на линии homo civilis (переходные точки от рабовладельческого общества к феодально-крепостническому, от последнего к капитализму). Одна из этих точек известна нам как адаптивная радиация обезьян в четвертичном периоде, вторая, видимо, еще не зафиксирована в исследованиях биологов. Однако, мы не будем останавливаться сейчас на этом вопросе и пойдем далее. В соответствии с принятым способом изложения нам следовало бы перейти к исследованию возникновения и развития ступени психики. Это было бы интересно по двум причинам. Во-первых, ступень психики непосредственно примыкает к ступени сознания, и было бы чрезвычайно полезно выяснить движущие противоречия этой ступени. Во-вторых, развитие жизни на ступени психики вполне закончено перед началом развития ступени сознания, и это обстоятельство весьма важно. Однако, у нас остаются не только нерешенными, но даже несформулированными серьезнейшие вопросы по поводу возникновения жизни как таковой. К этому вопросу мы и переходим к следующей главе.

1.5. Возникновение живого

Современные представления о начальном этапе возникновения жизни сводятся в главных чертах к следующему.

На нашей планете, имевшей первичную атмосферу и воду в жидком состоянии, благодаря наличию солнечного ультрафиолетового излучения, грозовых разрядов, вулканизма и тому подобных источников энергии, образовывались различные химические соединения и среди них – компоненты (мономерные) современных биополимеров. Их накопление в воде привело к образованию так называемого “первичного бульона”. Отметим сразу же, что возможность изложенного процесса подтверждена многочисленными экспериментами.

Этот “первичный бульон” обогащался новыми уже органическими соединениями в результате продолжения химических реакций в водной среде, поддерживаемых локальными источниками энергии с использованием эффекта изменения концентрации вследствие обмеления, испарения или замерзания водоемов.

Под действием некоторых естественных катализаторов (глинистые минералы, металлы и т.д.) в первичном бульоне происходил процесс полимеризации органических соединений, т.е. образовывались органические полимеры.

Приведенные выше положения не вызывают серьезных возражений и поддерживаются большинством исследователей. Трудности начинаются далее и выражены они в следующих словах.

“Стадия образования полимеров находится на пороге возникновения живых систем. Но мы не знаем, как природа преодолела пропасть между неживой и живой материей”.

Мнения о том, что между живой и неживой природой существуют какие-то пропасти, грани и т.п., широко распространены среди исследователей. Это мнение представляется нам абсолютно неверным. Однако, мы остановимся на этом далее.

Показателем сложности понимания служит и расхождение мнений на послеполимерный этап возникновения жизни. Часть исследователей утверждает, что развитие протобионтов (термин, принятый для обозначения промежуточного звена между эволюционирующими химическими соединениями и явно биологическими формами, имеющими генетический аппарат и подвергающимися дарвиновскому отбору) пошло по пути образования коацерватных капель (Опарин) или сферул (Фокс и К.Фолсом).

Это мнение означает в сущности, что за появлением полимеров произошло образование оболочки как некоего прототипа клеточной мембраны. Произошло разделение сред, и внутреннее содержание клетки стало при эволюции использовать свойства этой оболочки. В дальнейшем протоклетки и их агрегаты эволюционировали уже как нечто биологическое.

Другая группа биологов склонна считать более вероятной возможность эволюции функциональных составляющих живых систем в виде некоторых агрегатов без отделения их оболочкой от окружающей водной среды, которая возникла позднее. Вот как описывается этот процесс.

“Путем реакции полимеризации из простых молекул могли быть образованы и более сложные молекулы: белки, липиды, нуклеиновые кислоты и их производные”.

В приведенной цитате автора не удовлетворяет мнение о том, что биохимические элементы, составляющие основу современной жизни, возникли абиогенным путем.

Итак, попробуем если уж не обратить читателя в нашу веру, то, по крайней мере, заронить сомнения в его душе в том, что приведенные выше два мнения являются истинными.

Относительно пропасти между живым и неживым можно сказать следующее: где какой-либо биолог увидел какую-либо пропасть? Даже современная нам жизнь не дает оснований для подобного антинаучного взгляда, ибо и сейчас непонятно – является ли вирус (или вирион) живым существом или нет? И, разумеется, любой сторонник синтетической теории эволюции на основании громадного багажа убедился в том, что развитие происходит не иначе как путем микроэволюционных изменений (можно сказать, квазистатически), которые принципиально не совместимы ни с какой пропастью. Прежде чем говорить о втором пункте (т.е. о возможности абиогенного появления белков, нуклеиновых кислот и т.п.), рассмотрим один простой пример. Допустим, что некто решил восстановить историю возникновения и развития, например, компьютеров, но ему доступно восстановление только строения компьютеров типа Notebook, а все остальные предыдущие поколения компьютеров уничтожены каким-либо образом (как неумолимое время уничтожило почти все следы предшествующей нам жизни). Он начнет думать, каким же образом человек мог додуматься до микропроцессора типа Pentium 3, каким образом он изобрел современный дисплей Notebook и т.д. и т.п. Сумеет ли он догадаться, что первый компьютер был абсолютно ужасающим агрегатом, потребляющим сто пятьдесят киловатт электроэнергии!

Здесь возникают два вопроса. Во-первых, почему человек не стал ждать, когда появятся процессоры типа Pentium 3, дисплей и прочие элементы современного Notebook? Во-вторых, можно ли представить себе какой-то иной путь развития компьютеров, минующий ступени, подобные первому компьютеру?

Нам представляется, что развитие компьютеров аналогично развитию жизни, где раз родившееся “существо” порождает следующее, более совершенное компьютерное “существо”. И без этого “биологического” процесса человек не смог бы никогда дойти до компьютера типа Notebook. Почему же жизнь не могла развиваться подобным развитию компьютеров образом? Если мы допустим, что возникающая жизнь имела абсолютно другую биохимическую природу, чем современная нам жизнь, мы будем существенно ближе к истине! Мы не имеем никакого научного оправдания для того, чтобы считать, будто биохимические основы жизни были совершенно одинаковыми на трехмиллиардном протяжении жизни! Рассмотрим еще один пример.

История возникновения письменности выяснена в настоящее время достаточно полно. Из нее следует, что способы письма кардинально меняли свою природу в процессе развития письменности (пиктографическое письмо, узелковое письмо, клинопись и т.д. и т.п.), пока эта письменность не приняла привычную для нас форму в виде алфавита, из которого слагаются все слова. Почему человек не стал ждать появления букв? На этом мы прекратим нашу критическую часть, так как полагаем, что сказали достаточно для зарождения определенных сомнений в душе читателя, и перейдем собственно к положительной части.

1.5.1. Химия полимеров

Итак, представим себе главную границу в то отдаленное от нас время, когда Земля имела только твердую, жидкую и газообразную фазы. Нетрудно предположить, что именно на этой границе следовало ожидать наиболее разнообразного набора наиболее разнообразных мономерных компонентов для создания полимеров. Нетрудно заметить далее, что различные участки главной границы находились в различных условиях и соответственно имели и получали более или менее благоприятные наборы исходных мономеров. Допустим, что в некотором участке главной границы мы получили все исходные предпосылки. Что же на ней происходило? Все, вероятно, знают о разрушительной силе морского прибоя, но все ли задумывались о его созидательной силе?

Итак, этот древнейший “прибой” неустанно и непрерывно перемешивает в зоне главной границы все три сферы, отрабатывая в кратчайшие (исторические) сроки количество вариантов соединения исходных мономерных компонентов, немыслимое в любой другой обстановке (каждый химик знает, что реактивы необходимо перемешивать), но это еще далеко не все. Прибой бросает их на скальные (кристаллические?!) породы, которые могут служить планами для создания определенных последовательностей расположения определенных компонентов.

В такой обстановке в короткий срок отрабатываются (может быть) все теоретически возможные комбинации соединения мономеров, т.е. все возможные полимеры.

Но замечательное свойство главной границы заключается еще и в том, что она не только создает полимеры, но и разрушает их! Она разрушает их не только механическим и химическим воздействием, но и выбрасыванием на скалы под губительное космическое (ультрафиолетовое) излучение.

Какой же процесс мы имеем здесь с точки зрения Дарвина? Мы имеем здесь естественный отбор полимеров на прочность. Те полимеры, которые могли противостоять разрушительным силам, “выживают” и нитями, лентами, сплошным покрывалом “стремятся” осесть на скальных породах. При этом важно еще учесть, что если удельный вес образовавшихся полимеров был больше, чем у жидкости, они, не пройдя естественного отбора, осядут на дно и выйдут из активных участников созидания живого. С точки зрения созидания жизни существенное значение имел полимер(-ы), который мог длительное время оставаться в пределах главной границы. На этом заканчивается первый этап возникновения жизни. Мы не знаем и не можем знать реальное строение этого полимера. По нашему мнению, вероятнее всего его основой был даже и не углерод, а кремний. Но поскольку мы рассматриваем возникновение жизни с предельно абстрактных позиций, для нас этот вопрос не существенен.

1.5.2. Топология полимерных конструкций

Длина главной границы после первого этапа, видимо, существенно уменьшилась, однако оставшаяся ее часть продолжает существовать и “трудиться”. Характер ее работы на втором этапе заключается в том, что она срывает нити, ленты, покрывала полимеров, рвет их, сворачивает во всевозможные клубки, спирали, рулоны и т.п., растягивая отдельные части и сжимая другие, короче говоря, делая из них самые разнообразные топологические конструкции. Существенным моментом этого процесса явилось то, что эти топологические элементы также проходили испытания на прочность, т.е. подвергались естественному отбору: они или разрушались, или (некоторые) обретали механическую прочность за счет плотности паковки, или, что наиболее важно, удерживали свою форму за счет химических связей. Для развития живого существенное значение имели, видимо, последние конструкции. Конечным результатом второго этапа следует признать возникновение прочной и замкнутой (в какой-то мере) оболочки – некоторого аналога современной клеточной мембраны, которая могла относительно длительное время находиться в зоне главной границы без разрушения.

Можем ли мы сказать что-либо об этой оболочке? Мы не знаем и не можем знать, из каких полимеров она состояла, но это должно было быть некоторое сферическое образование (но не сфера!), скорее всего нечто яйцевидное (форма, полученная топологическим преобразованием цилиндра). Оценка размеров этой оболочки будет дана позднее.

1.5.3. Исходная биоформа

Важнейшим и замечательнейшим свойством образовавшейся оболочки для возникновения жизни (кроме возможных прочих ее достоинств, таких как эластичность, прочность и т.п.) явилось то обстоятельство, что внутренняя часть (содержимое) этой оболочки, оставаясь в пределах разрушительно-созидательной главной границы, оказалась отделенной от нее! (Вспомним человека возникающего, который отделил себя от разрушительных сил природы с помощью предметов природы, и человека познающего, который отделил себя от природы с помощью другого человека.) Теперь получилась следующая ситуация. Главная граница продолжала поставлять к оболочке различный химический материал, способствуя тем самым различным химическим процессам внутри оболочки, а последняя не давала разрушать то, что там создавалось, тем самым позволяя существенно изменить соотношение сил в пользу созидания.

Что же происходило далее? Поскольку процесс созидания внутри оболочки получал перевес, оболочка заполнялась, набухала и (разрываясь) гибла. Именно такова и была обычная судьба такой замечательной и с таким трудом созданной оболочки. Однако, здесь существенно важно то, что оболочки погибали не все! Чтобы убедиться в реальности такой возможности, достаточно провести опыт с… мыльными пузырями. Очень скоро мы обнаружим, что они также лопаются не все, некоторые из них разделяются и продолжают существовать, т.е. в определенном смысле размножаются! Учитывая, что оболочка представляла собой более совершенную конструкцию, ее не стопроцентная гибель закономерна (конечно, мы привели пример с мыльными пузырями только для того, чтобы взбодрить засыпающего читателя).

Эти вновь возникшие после деления оболочки “росли” в свою очередь и опять делились или погибали. Какой же процесс мы имеем здесь по Дарвину? Естественный отбор оболочек по параметру сохранения формы. Каждый шаг этого процесса уменьшал вероятность и процент гибели оболочек, пока он, наконец, не завершился их расширенным воспроизводством. Это и было первое живое существо, не имеющее ни в какой своей части ничего общего с ныне живущими одноклеточными, кроме одного, но важнейшего – и то и другое суть живое существо. Разумеется, с нашей обыденной точки зрения это отвратительнейшее примитивное образование очень сложно назвать живым, но жизнь никогда не интересовалась мнением человека о ней.

Заканчивая эту главу, автору позволительно спросить себя, отличается ли изложенная им фантазия от привычных нам фантазий биологов? Автор смеет думать, что отличается и положительно и существенно. Основанием для такого мнения является точно установленное всей современной наукой положение: чем меньше исходных предпосылок содержит выдвигаемая гипотеза, тем больше вероятность, что она истинна. Проанализируем наши исходные предпосылки.

  1. Мы не ограничиваем наше рассуждение довольно жестким температурным диапазоном, как это делается сейчас, когда появление жизни связывается не только с наличием воды в жидко-капельном состоянии, но и, по утверждению одного зарубежного биолога, для ее возникновения была необходима температура порядка +25°C (прямо-таки профессорский кабинет). Напротив, мы уверены, что при таких райских условиях возникновение жизни теоретически невозможно. Нечто типа ада Венеры – вот что было на Земле в начале возникновения жизни! Более того, нам представляется, что гидросфера, имевшаяся на Земле во время возникновения жизни, вовсе не была водой в нашем понимании этого слова. Скорее всего, это была какая-то “адская” смесь (типа царской водки), ибо для получения полимеров и нужен был некоторый аналог современного химического реактора!
  2. Мы не ограничиваемся далее условием, что жизнь возникла из современных нам биополимерных конструкций, таких как ДНК, РНК, белки и т.д. и т.п. Более того, мы уверены, что примитивной жизни вовсе и не нужны были столь сложные и филигранно отточенные архитектурные молекулярные сооружения, даже если бы они и могли каким-то образом возникнуть, как не нужен был компьютер синантропу, пусть он и заимел бы его у какого-нибудь пришельца. Ему гораздо важнее нужен был хороший камень.
  3. Мы не ограничиваемся и жесткими энергетическими рамками при своих рассуждениях о начальном этапе. Конечно, ультрафиолетовое излучение и, вообще, световая энергия Солнца – вещь, объективно существовавшая и на заре жизни. Но если мы посмотрим, в каком порядке включал развивающийся человек различные виды энергии в свою жизнедеятельность, то весьма усомнимся в общепринятой оценке роли излучения. Конечно, мы знаем, что на каком-то этапе жизнь сумела поймать непосредственно кванты энергии, но так ли уж это было давно? Ведь человек использовал сначала тепло (просто тепло!) костра, затем энергию ветра, воды и т.д., и только совсем недавно он подошел к непосредственному использованию энергии в виде квантов.

1.6. Немного о ступени психики

Исследование ступени психики представляет для автора значительные трудности. Дело в том, что неизвестна исходная ступень идеального, предшествующая ступени психики. Поэтому автор находится здесь целиком в области предположений.

Если принять, что исходной ступенью идеального для психики является полностью законченный слуховой анализатор, т.е. животное, с которого начало свое развитие млекопитающее, обладало всем набором анализаторов, то начальная картина развития млекопитающего может быть представлена следующим образом.

Полностью развитые анализаторы толкали к активной жизнедеятельности (движению) наиболее развитую рептилию при тех температурных условиях, когда ее холоднокровность чрезвычайно затрудняла эту жизнедеятельность. Те особи, которые умели “побороть свое малоподвижное тело”, получали серьезнейшие преимущества перед “сотоварищами”, которые не сумели выработать в себе такой привычки.

Следовательно, здесь мы имеем классический процесс приспособления к определенному способу жизнедеятельности за счет совершенствования своего внутреннего гомеостаза, приведшего к развитию теплокровия. Появление и развитие теплокровия означало, что идеальное сумело поставить между собой и окружающей природой хоть и внутренний, но очень эффективный механизм, т.е. оно дополнительно отделило себя от разрушительных воздействий внешней среды, благодаря чему оно само получило возможность эффективного саморазвития.

Был ли этот процесс именно таким, как мы описали, нам неизвестно. Однако мы считаем наше описание достаточно близким к истине. Более точно выяснить это можно только тогда, когда мы определим ту ступень идеального, которая предшествовала психике и была ее “матерью”.

Неспособный решить эту задачу самостоятельно, автор обращается за помощью к читателю.

1.7. Немного о судьбе исходной биоформы

Итак, наша исходная биоформа начала завоевание планеты. Не обладая способностью к собственному движению, эта биоформа распространялась течениями, движениями атмосферы (ветер) и т.д., попадая при этом в самые разнообразные условия. Здесь автор полностью согласится с существующим мнением, что наиболее благоприятные условия для своего существования исходная биоформа нашла в гидросфере. Однако, для нас интересны те метаморфозы, которые происходили с исходной биоформой, находящейся в пределах главной границы. Эта биоформа изменялась в двух направлениях:

  1. В связи с высокой разрушительной способностью главной границы наибольшие шансы имели “особи” исходной биоформы с меньшими размерами, так как известно, что чем меньше размеры, тем большую прочность имеет некоторое образование (существо), например, муравей по своей прочности неизмеримо превосходит слона. Этот процесс, если использовать технические термины, был процессом миниатюризации, который довел современные нам организмы до мельчайших размеров (1 микрон).
  2. Исходная биоформа под воздействием главной границы изменяла свою форму, т.е. из яйцеобразной превращалась в червеобразную, т.к. это было ближайшее естественное топологическое преобразование.

Здесь автор испытывает трудность следующего порядка. Указанные два направления изменения исходной биоформы могли происходить только в разных участках главной границы, однако потом они должны были каким-то образом встретиться, чтобы путем проникновения существенно меньших экземпляров исходной биоформы из пункта 1 в практически неизмененную по размерам биоформу из пункта 2 положить тем самым начало развитию многоклеточности. На этом автор заканчивает свои рассуждения, поскольку он уходит в область совершенно неопределенных домыслов.

1.8. Сводка результатов или собрание парадоксальных мыслей

1.8.1. О таксономии

Согласно таксономического деления позвоночных человек относится к одному из отрядов человекообразных обезьян. Правильно ли это положение?

Согласно принимаемому нами методу исследования род homo является равноправным классу mammalia, т.е. род homo должен быть повышен до класса. Обычному человеку (не биологу) такое уважение к homo представляется совершенно естественным, ибо он - “краса вселенной, венец всего живущего”. Думается, что каким-то образом доказывать это положение нет необходимости. Трудности же, определяемые современным биологическим строением человеческого тела, будут преодолены дальнейшим развитием человека. Мы не можем сейчас сказать, до чего додумается будущий homo sapiens, однако он уже сейчас успешно осуществляет клонирование млекопитающих. Не представляет труда догадаться, что он будет клонировать и самого себя, отказавшись тем самым от живорождения, от плацентарности и прочего, с чем неразрывно связана его сегодняшняя жизнь.

Мы не знаем, какое влияние на развитие биологии может оказать такое изменение таксономии, но нам представляется, что оно будет благотворным.

1.8.2. О рыбе, выползающей из воды

Общепринята точка зрения, что жизнь зародилась и успешно развивалась в водной стихии вплоть до рыб, и на каком-то этапе рыбообразное существо смогло выйти на сушу, дав, таким образом, начало амфибиям. Является ли эта точка зрения истинной?

Согласно принятому нами методу исследования подобного никогда не происходило и не могло произойти в принципе. Действительно, жизнь во всей ее мощи существовала длительное время (преимущественно) в водной среде, но эти факты никоим образом не могут опровергнуть наше мнение о том, что жизнь развивалась на главной границе. Существу, для которого и гидросфера, и литосфера, и атмосфера были родными стихиями, было очень просто и естественно удаляться в любую из этих сфер, особенно на границы. Нам могут возразить, что для подтверждения автор не имеет никаких археологических данных. Это действительно так, и, возможно, их и нельзя найти, учитывая разрушительную мощь главной границы, которая с невероятной легкостью уничтожала и уничтожает не только хрупкие остатки организмов. Против разрушительной мощи главной границы не может устоять ничто!

Однако автор не считает положение с палеонтологическими доказательствами таким уж безнадежным. Все-таки на Земле должны быть места, где в результате каких-то катастрофических процессов интересующие нас обитатели главной границы могли быть “законсервированы” (вроде жителей Помпеи). Если исследователи будут достаточно упорны в поисках, а главное, будут учитывать положение береговых линий в далекие от нас эпохи, эти поиски могут оказаться успешными.

1.8.3. Еще о биохимии

В разделе “Возникновение живого” мы уже критиковали современные представления о том, что биохимический фундамент жизни был практически неизменен на всем протяжении ее развития, и утверждали, что это невозможно. В качестве доказательства мы приводили пример с развитием компьютеров и развитием письменности. Мы могли бы и дальше приводить подобные примеры. Допустим, что общего между телевизором 50-х годов и современным японским телевизором с цветным жидкокристаллическим дисплеем?

Здесь мы приходим к серьезной проблеме, которая заключается в следующем. Хорошо, скажет нам биолог, вы утверждаете, что биохимия жизни кардинально и неоднократно менялась, однако археология говорит нам, что очень много видов живых организмов оставались практически неизменными на протяжении многих и многих миллионов лет (так называемые реликтовые виды). Как разрешить это противоречие? Нам представляется, что здесь мы имеем перед собой логическую задачу о форме и содержании. Археологические данные знакомят нас только с формой организмов, живших в далекое от нас время. Разве они говорят нам что-нибудь о том, какие у них были белки, аминокислоты, ДНК, РНК и т.д. и т.п.? Мы имеем здесь следующее противоречивое положение. С одной стороны, современная нам жизнь действительно демонстрирует реликтовые организмы, но они являются реликтовыми только по форме. По своему содержанию вся современная нам жизнь является нашей “ровесницей”! Мы не можем доказать это утверждение “биологическими методами”, но мы опять-таки приведем технический пример.

Мы легко узнаем древнеегипетское колесо, так как по форме оно напоминает наше автомобильное колесо, но разве есть в них что-то общее по содержанию?

1.8.4. Экологическая катастрофа

Понятие экологической катастрофы применяется исследователями в основном только при оценке нашего современного времени, особенно связанного с деятельностью человека. Однако, этому понятию столь же много лет, сколько и самой жизни. Экологические катастрофы происходили неоднократно на всем протяжении развития жизни, и они определялись следующими факторами.

Во-первых, при завершении развития какой-либо ступени идеального (например, психики) материальный носитель этой ступени (млекопитающее) настолько превосходил по своей мощи весь окружающий его мир, что он не мог не вызывать экологических катастроф.

Во-вторых, сопряженно с развитием любой ступени идеального и, в общем-то, как условие ее развития происходили серьезные изменения в биохимии. Общеизвестна громадная роль в биосфере, которую играют вирусы, и часть исследователей считает их даже двигателями биологического прогресса. По своей природе вирусы представляют собой тот агент, с помощью которого изменяется биохимическая природа организмов.

Итак, развитие экологической катастрофы представляется нам как процесс такого мощного давления вновь возникшего идеального совместно с давлением “вирусов”, что очень многие виды живого погибают, однако определенная часть их меняет свою биохимическую природу и начинает замещать в экологических нишах погибшие виды.

Таким образом, мы имеем процесс сохранения формы при изменении ее содержания. Следовательно, мы имеем здесь диалектический феномен – утверждение и отрицание этого утверждения оказываются верными!

1.8.5. Об особенностях революционной линии развития

Исследователь, решивший вплотную заняться изучением революционной линии развития, или, что то же самое, линии неограниченного прогресса, должен учитывать следующие особенности революционного процесса развития.

1) Революционное развитие жизни есть процесс, существенно более медленный, чем процессы эволюционных изменений в организмах. Для читателя, привычного к обратному представлению, что эволюционные процессы – это медленные процессы, а революционные – это взрывы, такой вывод автора покажется парадоксальным. Однако, это именно так, и объясняется подобное положение тем, что на революционной линии возникают принципиально новые ступени идеального в лице своих материальных носителей (амфибии, рептилии, млекопитающие, человек). Напротив, в области эволюционного развития идет приспособление уже созданных (уже возникших) организмов к многообразным условиям окружающего мира, и это приспособление, естественно, протекает гораздо быстрее. При эволюционных приспособлениях, какого бы ранга они не были, созданные на революционной линии развития существа упрощают свое строение, а ломать, как говорится, не строить.

2) Чтобы пояснить, как автор понимает вторую особенность революционной линии развития, он приведет для начала длиннейшую цитату из “Логики” Гегеля.

“Познание движется от содержания к содержанию. Прежде всего, это поступательное движение характеризуется тем, что оно начинается с простых определенностей и что следующие за ними становятся все богаче и конкретнее. Ибо результат содержит в себе свое начало, и движение последнего обогатило его некоторой новой определенностью. Всеобщее составляет основу; поэтому поступательное движение не должно быть принимаемо за некоторое течение от некоторого другого к некоторому другому. Понятие в абсолютном методе сохраняется в своем инобытии, всеобщее – в своем обособлении, в суждении и реальности; на каждой ступени дальнейшего определения всеобщее поднимает выше всю массу его предшествующего содержания и не только ничего не теряет вследствие своего диалектического поступательного движения и не оставляет ничего позади себя, но несет с собой все приобретенное, и обогащается и уплотняется внутри себя”.

Если мы применим содержание приведенной цитаты к линии революционного развития, то получим следующее. Жизнь, развиваясь по ступеням идеального вплоть до человека, не потеряла на своем пути ни одного своего достижения не только по содержанию, но и по форме, т.е. в человеке сосредоточено все предыдущее развитие жизни. Общеизвестна благотворность применения исследований эмбрионального развития различных животных для установления филогенетических связей в живом мире. Однако, автору неизвестны какие-либо исследования взрослого человеческого организма с точки зрения наличия в нем элементов прошлого. Автор уверен в том, что все предыдущие формы живого сосредоточены в организме человека при их минимальных изменениях. Так, например, желудок человека и по своей форме, и по своим размерам есть не очень измененная исходная биоформа, его кишечник – это дальнейшие топологические варианты исходной биоформы (червеобразные существа и т.д.). Если мы грамотно будем упрощать человеческий организм, то мы можем получить всех представителей, существовавших и развивавшихся на линии революционного развития.

Напротив, в области эволюционного развития мы наблюдаем чрезвычайное разнообразие форм живого. Биология поэтому и испытывает серьезнейшие трудности при попытках восстановить развитие жизни, так как все представители на линии революционного развития уничтожены действием главной границы, а палеонтологические материалы дают нам только формы из области эволюционного развития, где они существенно отличаются от представителей революционной линии развития.

3) Глубочайшим смыслом линии революционного развития является последовательное развертывание ступеней идеального, где каждая последующая ступень является логичным продолжением предыдущей, каждая предыдущая ступень – субъективной предпосылкой возникновения последующей ступени, причем никакие скачки или разрывы между ними недопустимы. Развитие на революционной линии идет способом еще более мелких “микроэволюционных изменений”, и все-таки мы можем применить и термин “скачок”. Подобные скачки нужно понимать только в том смысле, что идеальное, которое также не может изменяться скачком, меняет скачком только направление развития, и именно изменение направления развития мы и называем революцией. Мы не можем проследить все содержание революционной линии развития и не можем сказать, когда, на каких ступенях идеального достигалась вся та полнота диалектического, которую мы наблюдаем на ступени сознания.

4) Создаваемые идеальным материальные структуры, которые мы называем амфибиями, рептилиями и т.д. и т.п., постоянно “выбрасывались” из революционной линии развития в область эволюции, и там в точном соответствии с термином “эволюция” (развертывание) развертывались, создавая колоссальное богатство живого. Мы еще раз напомним читателю, что термины “эволюция” и “революция” являются сопряженными понятиями, неотделимыми друг от друга. Если читателю не нравится термин “революция”, то он не должен также пользоваться и параллельным термином. Если читатель применит понятие “линия неограниченного прогресса”, то он обязан область эволюции назвать областью неограниченного регресса. Автору больше импонируют понятия “эволюция” и “революция”.

5) Важным вопросом является оценка временного разрыва между двумя ступенями идеального (а также и между этапами одной ступени). Здесь очевидным является только то, что после окончания развития предыдущей ступени (этапа) до начала развития следующей ступени (этапа) не должно было проходить много времени, так как в противном случае живое обязательно уходит в область эволюции, закрывая себе тем самым путь вперед. В качестве грубой оценки максимума времени мы можем привести следующий пример. Несомненно, что австралийский материк был заселен человеком кроманьонского типа не так уж и давно. В свое время автору довелось видеть телепередачу, посвященную австралийским аборигенам. Автора поразило, с каким удовольствием ведущий рассказывал, что вот уже на протяжении пяти или десяти тысяч лет этот абориген зубами в течение двух недель выгрызает себе деревянное копье! С точки зрения автора, этот абориген уже давно сошел с человеческого пути и направился в общество обезьян. Собственно говоря, биологи уже давно замечали такой феномен, однако они не говорили об этом, боясь обвинений в расизме. Автору терять нечего, кроме “своих цепей”, и он вынужден быть храбрым, тем более, что расизм начинается не там, где признаются различия между расами или отдельными народами, а там, когда некто решает порабощать или уничтожать отставшие ветви человечества.

1.8.6. Нечто о противоречии

Во всем предыдущем изложении автор проповедовал мысль о том, что миром двигает противоречие, и что это чуть ли не некоторая “божественная благодать”. На самом деле противоречие не только двигает вперед жизнь, но и тормозит развитие этой жизни.

Если внимательно рассмотреть историю цивилизации, то нам покажутся чрезвычайно странными феномены быстрого развития одних народов и угасания других, затем исчезновение вообще первых высокоразвитых цивилизаций и т.д. и т.п. Если не учитывать противоречивого характера движущего противоречия, мы никогда не сможем понять причину подобных метаморфоз. Разумеется, на развитие народов, государств и стран оказывают влияние различные факторы, однако именно влияние движущего противоречия следует признать определяющим практически в большинстве случаев. В сущности можно утверждать, что оно почти столько же тормозило, сколько и двигало вперед развитие человечества, но, к счастью, коэффициент полезного действия этого процесса был все-таки чуть выше нуля.

Конечно, сказанное не является новостью для читателя, знакомого с понятиями производительных сил и производственных отношений, что в процессе развития обществ между ними возникали противоречия, и они разрешались путем общественных катаклизмов, называемых революциями. Однако мы настаиваем на том, что движущие противоречия на всем протяжении революционной линии развития жизни вели себя таким же двойственным образом, ибо такова их диалектическая природа.

1.9. Анализ современного состояния ступени сознания

Ценность любого теоретического построения заключается не в том, чтобы объяснить прошлое, т.к. прошлое выдержит любые измышления о нем, а в том, чтобы помогать в анализе современного состояния, а главное предвидеть будущие пути развития. Попробуем проанализировать современное состояние ступени сознания, т.е. современное состояние человеческого общества.

Согласно предыдущим результатам движущее противоречие – общественное неравенство людей – в развитых странах в данный момент исчерпало себя. Нам нужно определить, родилось ли новое движущее противоречие, ибо без его появления дальнейшее развитие ступени сознания не может быть реализовано.

Новое движущее противоречие (если оно появилось) могло появиться только в результате революции, аналогичной неолитической революции. Анализируя ситуацию в мире с середины XIX до конца XX века, мы придем к выводу, что в целом эта эпоха была эпохой революционного преобразования человечества. Можем ли мы выделить какую-нибудь характерную точку в развитии современного человека? Думается, что это можно сделать, если использовать прием отделения. Совершило ли наше идеальное – сознание – какое-либо новое отделение самого себя от окружающей природы? Нам представляется, что оно уже сделало это, и мы можем сказать следующее: человек между собой и природой поставил искусственный разум! Если указанный нами вывод правилен, то тогда мы можем назвать даже точную дату, когда произошла вторая революция. Она произошла в США в 1946 году, когда вступила в строй ламповая вычислительная машина ENIAC, являвшаяся, в сущности, первым компьютером. Однако здесь у автора есть серьезные сомнения в том, что искусственный разум в форме компьютера способен быть движущей силой развития человеческого сознания. Дело заключается вот в чем.

Развитие цивилизации привело к появлению следующего феномена, который может сыграть трагическую роль в человеческой истории. Как мы уже указывали, цивилизация привела к появлению и развитию общественного сознания в лице мирового коллективного разума, который есть не что иное как все интеллектуальное, культурное и прочее наследие. Сейчас получается такая картина: этот мировой разум столь огромен по сравнению с индивидуальным разумом человека, что последний даже не может поверить в то, что мировой коллективный разум – это достижения отдельных личностей. В качестве иллюстрации приведем пример одного польского математика, который сказал (не дословно) следующее.

Если расположить человечество по его владению математикой, то окажется, что абсолютно подавляющее большинство стоит далеко позади Евклида, сотни людей стоят на уровне начала математического анализа, десятки – на уровне начала XX века, и только единицы штурмуют еще неизвестные вершины математики.

Но точно такое же положение и во всех других сферах человеческого познания! Здесь мы имеем громадной величины противоречие, и это противоречие не является движущим противоречием, ибо как бы ни был талантлив индивидуум, он не сможет освоить фактически ничего из этого мирового разума. Для того, чтобы талантливые индивиды получили все-таки возможность усвоения предыдущих колоссальных знаний, мировому коллективному разуму должна быть придана иная форма. Однако, развертывание этой темы не входит в объем данной работы.

Итак, мы имеем следующую ситуацию. С одной стороны революция, возможно, уже произошла (человек между собой и природой поставил искусственный разум), с другой стороны эта революция вряд ли произойдет ввиду наличия указанного отрицательного фактора. Однако, этот фактор теоретически можно превратить в положительный фактор, и не только превратить в положительный фактор, но и реализовать движущее противоречие третьего этапа развития ступени сознания. Это противоречие может быть сформулировано следующим образом.

Движущим противоречием третьего этапа развития ступени сознания будет противоречие между мировым коллективным разумом и индивидуальным сознанием человека.

Сказанное означает, что если на первом этапе homo intellegens человек развивал свое индивидуальное сознание, для чего ему пришлось существенным образом изменить свой физический облик, на втором этапе, не меняя физического облика, человек существенно изменился в своем моральном содержании, то на третьем этапе человек снова будет менять существенным образом свое индивидуальное сознание. Будет ли при этом и в какой мере меняться его физический облик, это нам неизвестно, да это и несущественно. Итак, на первом этапе величайшим завоеванием человека была его способность отделения себя от природы посредством предметов природы. Отделив себя от природы посредством другого человека на втором этапе, человек отнюдь не отказался от отделения себя от природы посредством предметов природы, т.е. он не только сохранил предыдущее достижение, но и усовершенствовал его. Существенно важно понять, что на третьем этапе развития ступени сознания человек не откажется и от своего достижения в виде общественного неравенства людей, и хотя в моральном плане практически каждый человек в душе сознает глубочайшую несправедливость этого положения, холодная логика требует признать это величайшим достижением человеческого разума и, безусловно, сохранить его на третьем этапе, хотя общественное неравенство людей и не будет движущим фактором развития. На третьем этапе общественное неравенство людей будет играть роль стабилизирующего фактора. Здесь требуются следующие пояснения. Если мы рассмотрим человечество или любую популяцию людей, то мы обнаружим, что люди фактически не равны друг другу, причем это неравенство имеет громадную величину. Если мы возьмем, например, популяцию пингвинов, стадо антилоп гну и т.п., то мы увидим, что отдельные особи отличаются друг от друга очень немного, на какие-то проценты (кто-то чуть посильнее, побыстрее, поумнее…). В человеческом же обществе мы обнаруживаем совершеннейшего идиота и какого-то непонятного гения, совершенно слабого и еле живущего индивида рядом с колоссальной силы гигантом, беспредельно злые и жестокие существуют рядом с добрыми и милосердными и т.д. и т.п. Отсюда следует вывод: введение насильственным путем общественного равенства людей (как это пытались сделать все революционеры мира) является шагом назад, т.е. действием контрреволюционным. Возмущенный читатель может спросить, что же теперь до конца существования человечества придется мириться с такой ужасной несправедливостью, как общественное неравенство людей? Конечно, нет. Если человек обретет движущее противоречие третьего этапа и будет развиваться, то “эволюционным путем” будет уменьшаться и фактическое неравенство людей и их общественное неравенство, потому что эти понятия также являются сопряженными понятиями. Разумеется, этот процесс не будет происходить автоматически, и за свои права людям придется бороться и впредь, также как они боролись и раньше, однако эта борьба никогда не должна заканчиваться полной победой.

Это то, что касается ближайшей перспективы человечества. Что же касается его судьбы в стратегическом плане, т.е. его развития в отдаленной перспективе, то здесь от человека практически ничего не зависит. Его судьба определяется следующим положением: может ли быть реализована ступень идеального более высокая, нежели сознание, для которой сознание явилось бы исходным пунктом, как для нашего сознания исходным пунктом явилась психика? Если существование такой ступени возможно, то человек имеет много шансов закончить свое развитие, как закончило его в свое время млекопитающее. Если же ступень идеального выше человеческого сознания невозможна, то судьба человечества остается крайне неопределенной, т.к. в этом случае его гибель наверняка произойдет раньше, чем завершится его превращение в действительного homo sapiens.

1.10. Пути исследования революционной линии развития

Прежде всего, мы напомним читателю еще раз, что данная работа не является собственно исследованием, а только постановкой задачи. Но здесь может возникнуть вопрос, можем ли мы при нашем современном научном развитии исследовать линию революционного развития, несмотря на фактическое отсутствие каких-либо археологических данных с этой линии? Автор уверен, что эта задача разрешима. Более того, автор уверен в том, что мировой коллективный разум уже знает ответы на все вопросы, и сложность заключается лишь в том, что он не является самодействующим существом. Следовательно, его нужно каким-то образом “оживить”. Это можно сделать фактически соединением усилий ученых многих (если не всех) специальностей в каких-то рабочих группах. Мы перечислим далее направления будущих исследований (конечно, не всех) в произвольном порядке.

1) Воссоздание экспериментальным образом исходной биоформы в лабораторных условиях. Это чрезвычайно важно не только с точки зрения познания жизни, но и исходя из следующих соображений. В свое время великий поэт сказал:

Если придет окончание света -
планету хаос разделает в лоск,
и только один останется этот

над пылью гибели вздыбленный мост...

Маяковский “Бруклинский мост”

Таким образом, если человек все-таки погубит самого себя и все живое, исходная биоформа, ввиду ее особой прочности, может сохраниться и начать новый виток развития жизни.

2) Логическое исследование ступеней идеального или, следуя Гегелю, исследование развития понятия. Гегель в своей “Логике” исследовал развитие понятия самым абстрактным образом, ввиду чего практическое применение его результатов крайне затруднено. Современным исследователям необходимо конкретизировать результаты Гегеля.

3) Выполнение компьютерного моделирования топологических форм, начиная от исходной биоформы и заканчивая (в идеале) человеком.

4) Внимательное исследование человеческого организма для нахождения в нем реально представленной в его органах и в целом в его организации всей предыдущей революционной линии развития.

1.11. Заключение

Автор далек от мысли утверждать, будто все им написанное в данной работе является истинным, однако он твердо уверен в том, что мы не достигнем понимания жизни без работ, имеющих характер широких философских обобщений. Здесь мы считаем уместным привести следующую цитату.

“Существуют два пути во всех отраслях естествознания: путь стратега, изобретающего серии перекрестных экспериментов, которые должны раскрыть истину при помощи некоторого рода гегелевской диалектики, и путь эмпирика, который только оглядывается кругом, высматривая, что бы такое он мог найти…” (Эдриан Д. “Механизмы нервной деятельности”).

Автор строил эту работу, исходя из своего цельного мировоззрения, которое охватывает не только сферу жизни (сферу понятия по Гегелю), но и сферу бытия и сферу сущности (т.е. пространство и время и неорганическую природу). Однако, это уже выходит за рамки настоящей работы.

Во всяком случае, автор считает свой долг выполненным и ему осталось только процитировать неизвестного ему автора: Я сказал и спас свою душу...”

1.12. Послесловие

Эту главу мы посвящаем оптимисту или, лучше сказать, восторженному читателю, который может задать нам следующий вопрос. Хорошо, допустим, идеи автора о революционном развитии приняты и развиты, будет ли это означать, что биология как наука получит некоторую окончательную завершенность?

Конечно, нет! Рассматривая линию революционного развития, мы утверждали, что она постоянно генерировала новые таксоны и вбрасывала их в область эволюции, т.е. мы страшно огрубили действительный процесс. На самом деле все живое теснейшим образом связано между собой, и линия революционного развития не только давала, но и впитывала в себя достижения из области эволюции. Что же является связующим звеном в биосфере вообще? Безусловно, это информация.

Энергетические связи в биосфере, безусловно, важны (каждый поедает каждого), но существенно важнее информационные связи, которые осуществляются попутно, как побочный результат этого всеобщего “поедания”.

Итак, жизнь стоит на трех ногах. И эти ноги называются эволюция, революция, информация. Можно даже выразиться по примеру древних и сказать, что жизнь лежит на трех китах – эволюция, революция, информация – которые плавают в океане вселенной.

2. Логика самоуничтожения жизни

2.1. Предисловие

Первая часть работы была написана к 2000 году. После этого получился большой перерыв, потому что автор не мог найти в себе силы писать на столь грустную тему, как самоуничтожение жизни.

Но жизнь идет вперед, и автору пришлось написать вторую часть в виде двух отдельных статей «Жизнь и вода» (2006) и «Вода и смерть» (2009).

Автор не рассматривает судьбу жизни на нашей планете в зависимости от каких-либо случайных обстоятельств, например, гибель нашей планеты в какой-либо космической катастрофе. Автора интересует только то, что происходит с жизнью по «вине» жизни. Точно так же человечество может погибнуть от случайных катастроф, и такой сценарий неинтересен. Совершенно ясно, что гораздо важнее понять, может ли человечество уничтожить само себя и каким образом.

Здесь уместен вопрос: а почему автор считает гибель жизни или человечества неизбежными? Разве они, возникнув однажды, не могут жить вечно? Подобные вопросы всегда волновали человечество. Насколько известно автору, с древнейших времен многие мыслители считали , что»достойно гибели все, что существует». Мы рассмотрим лишь одно, но зато общеизвестное достижение человеческой мысли.

Физики пришли к твердому выводу, что наша вселенная возникла из «ничего» совсем недавно, порядка полутора десятков миллиардов лет назад. Здесь сразу же возникает вопрос: если вселенная возникла, то она должна!!! когда-то исчезнуть, автору такая логика представляется очевидной. Вот если бы мы признали вселенную вечной, нам было бы интересно выяснить, а нет ли во вселенной еще чего-нибудь вечного?

Но раз уж наука отвергает даже вечность вселенной, то что уж говорить о хрупкой жизни, которую может уничтожить даже человек при его неразумном поведении.

В следующих двух статьях автор излагает идею самоуничтожения жизни, опираясь на работы известных ученых и большой фактический материал.

2.2. Жизнь и вода

Общеизвестно значение воды для жизни. Но может ли жизнь иметь влияние на воду?

Целью настоящей работы является выдвижение и обоснование гипотезы о том, что жизнь на нашей планете не просто использует воду, как самое необходимое для своего существования вещество, подаренное ей неживой природой, но что сама жизнь произвела значительную часть свободной воды и продолжает это производство в планетарных и, возможно, во все более возрастающих масштабах.

Гипотезы о появлении гидросферы на нашей планете распадаются на две группы. Часть гипотез считает источником воды недра нашей планеты, другая часть считает источником космос, причем все гипотезы предусматривают генерацию воды на поверхности нашей планеты только как неорганический процесс, никак не связанный с жизнью. По времени появления главной массы воды, собственно Мирового океана, так же нет единого мнения. Часть исследователей считает, что океаны почти столь же древни, как и сама Земля, но исследования дна океанов обнаружили необыкновенную их молодость и теперь необходимо найти объяснение, откуда взялась основная масса воды в столь недавнем (по масштабам жизни Земли) времени. Найти такое объяснение совсем непросто. Обе группы гипотез оказываются бессильными перед этой проблемой. Поиски ответа на этот вопрос приводят к мысли о том, что необходима еще одна гипотеза, не принадлежащая ни к одной из указанных групп гипотез, и которая предполагает, что производителем такой массы воды может являться жизнь, а земные недра тут участвуют лишь косвенно.

Следует, видимо, считать истинным мнение о том, что главной геологической силой на земле является биосфера. Есть даже оценки, что биосфера за время своего существования произвела вещества во много раз больше, чем масса всей планеты. И здесь является несколько непонятной мысль, что вода – вся вода – имеет только абиогенное происхождение. По нашему мнению жизнь изобрела очень эффективные и мощные средства изготовления воды, просто мы по какой-то причине не хотим замечать этот феномен.

Итак, кто и что в биосфере может производить воду? Наиболее подходящими для этой задачи являются водородные бактерии, которые получают энергию для своей жизнедеятельности путем соединения водорода с кислородом по формуле: 2Н2 + О2 = 2Н2О. Для простоты мы будем учитывать в дальнейшем только эти бактерии, хотя в биосфере вода производится и по многим другим реакциям многими другими организмами. Если предположить, что количество водородных бактерий в биосфере достаточно велико, и они получают абиогенный водород, то будет вполне оправдано предположение, что водородные бактерии и произвели значительную часть Мирового океана.

Посмотрим, что дает нам микробиология.

В работах [1, 2] приводятся лабораторные данные об объеме водорода, поглощаемого одной бактериальной клеткой в один час. Мы усреднили данные 10 опытов Беляевой М.И. для разных типов водородных бактерий и разных условий и получили, величину 63,41∙10-6 мм3 . Далее в том же источнике приведены данные опытов, в которых бактерии находились не в оптимальных условиях, а в условиях минимального содержания водорода в газовой смеси. В этом случае средняя величина поглощаемого водорода составит 24,93∙10-9 мм3, т.е. на три порядка меньше. Как обстоит дело в природе, неизвестно, но можно предположить, что объем поглощения водорода бактериями находится в этом диапазоне.

Теперь для упрощения дальнейшей арифметики найдем кол-во бактерий, необходимых для поглощения одного моля водорода в 1 час для двух вариантов:

  1. 22,4∙106 мм3 ÷ 63,41∙ 10-6 .мм3 = 0,35∙1012
  2. 22,4∙106 мм3 ÷24,93∙10-9 мм3 = 0,9∙1015

Далее, если у нас есть оценки объема мирового океана, его возрастa по современным представлениям и количества водородных бактерий в биосфере, мы получим интересующие нас итоги. Объем мирового океана оценивается в 1,4∙1018 м3 , 1 моль воды составляет 18,015 грамм, и в молях воды масса океана составит 77,7∙1021 молей. Возраст океанской коры не превышает 150 млн. лет или 1,314∙1012 часов или молей воды для принятого количества бактерий. Итак, для производства воды в объеме Мирового океана нам надо увеличить количество бактерий в 59,1∙109 раз. По первому варианту нам потребуется работа 20,7∙1021 , по второму - 53,2∙1024 бактерий.

Однако найдется ли такое количество водородных бактерий в биосфере? В литературе [3] приводится цифра ежегодной продукции биомассы водородных бактерий в 40-50∙106 тонн или, принимая объем бактерии в 1 куб. микрон, 4-5∙1025 бактерий при их удельном весе, равном весу воды и предполагается, что реально эта цифра гораздо больше. Как видим, бактерий даже больше, чем нужно по лабораторным данным! Данных о количестве водородных бактерий в биосфере в литературе не имеется, исследователи указывают только на широчайшее распространение этих бактерий в биосфере. Их наверняка намного больше, чем указанная биомасса. Если выполнить оценки более детально, то только водородные бактерии уже смогут претендовать на авторство большей части Мирового океана. В любом случае, не составит особых трудностей выполнить целенаправленные исследования и оценить биомассу всех бактерий, производящих воду, а не только водородных, которые присутствуют в биосфере в настоящее время и определить вклад Жизни в объем Мирового океана.

Полезно при этом учесть, что по данным микробиологов бактерия тратит на свою биомассу лишь одну молекулу водорода из пяти, так что 80 проц. ее продукции – это вода, выделенная в окружающую среду.

Здесь может иметь место сомнение в источнике водорода. Действительно, если бактерии будут получать биогенный водород, то они могут обеспечить в лучшем случае лишь круговорот одного и того же количества воды. Для производства дополнительной воды нужен абиогенный источник водорода. Атмосфера содержит немного водорода, существенно меньше, чем углекислого газа, к примеру. Но это объясняется микробиологами, в частности Беляевой М.И. тем, что масса бактерий создает фильтр, который и не пускает водород из недр Земли в атмосферу.

А может быть, недра Земли совсем не выделяют абиогенный водород? Однако дегазация земных недр признается широким кругом геологов и в предположении, что земные недра поставляют для водородных бактерий абиогенный водород, не содержится ничего фантастического.

Здесь нам придут на помощь теоретические исследования крупного ученого Ларина В.Н. Согласно выводам Ларина В.Н. недра нашей планеты не просто содержат водород, но содержат его в совершенно гигантских количествах!!! По его мнению, в будущем этот водород может быть основой энергетической мощи человечества, если мы научимся извлекать его из недр нашей планеты. По его же мнению, происходит самопроизвольное поднятие водорода на поверхность планеты. Данные об этом феномене читатель может найти в нескольких работах Ларина, мы приведем лишь один источник [4].

Но для воды нужен еще и кислород. В работе [1] говорится следующее: «Таким образом, на основании литературных данных и проведенных нами исследований видно, что реакции окисления водорода в природе могут быть весьма разнообразными, в которых молекулярный водород может окисляться не только молекулярным кислородом, но также кислородом, находящимся в окиси углерода, двуокиси углерода, бикарбонате, нитратах, нитритах, серой, кислородом сульфатов, сульфитов, тиосульфата и ряда других соединений».

Если учесть далее, что вообще земная кора состоит почти наполовину из кислорода, то как-то не верится, что живое не научилось извлекать этот кислород. Таким образом, водородные бактерии, и не только они, а масса других бактерий, способных производить воду при своей жизнедеятельности и обеспечили нас столь мощным современным Мировым океаном, который превращается уже в серьезную угрозу.

Итак, каковы возможные выводы из изложенной гипотезы? Любое теоретическое построение, обращенное в прошлое, имеет в основном лишь академический интерес. Другое дело – правильное прогнозирование будущего.

Известна озабоченность ученых относительно неуклонного поднятия уровня мирового океана. Этот феномен однозначно связывается пока что лишь с идеей потепления климата вследствие увеличения парникового эффекта атмосферы в связи с промышленной деятельностью человека. Отсюда появился Киотский протокол, призванный ограничить поступление углекислого газа в атмосферу от промышленной деятельности человека. Подобные намерения можно только приветствовать. Однако если изложенная гипотеза справедлива, то даже прекращение всякой деятельности человека, а не просто сокращение выбросов углекислого газа в атмосферу, не спасет низменные части суши от затопления уже совсем в недалеком будущем. Биологи – эволюционисты прогнозируют, что в будущем будут бегать крысольвы, крысозайцы и прочие произведения эволюции. Однако для них не будет суши, вот в чем проблема. И никаким млекопитающим негде будет бегать, они смогут разве что плавать по поверхности планеты с названием Океан…

Медики говорят, что своевременное обнаружение болезни многократно увеличивает шансы на излечение. Человечество вполне обоснованно пытается предвидеть возможные угрозы планетарного характера, такие, как изменения климата или столкновение планеты Земля с космическим телом. Но если данная гипотеза, окажись она справедливой, будет проигнорирована, то человечество рискует оказаться без земной тверди, пригодной для проживания, причем не в таком уж отдаленном будущем. Философская точка зрения о том, что все сущее несет в себе средства самоуничтожения, может претендовать на абсолютную истину. Овладение жизнью способности к производству воды на определенном этапе ее развития многократно увеличило мощь биосферы. Но, с другой стороны, сама жизнь готовит удар против себя, ибо затопление, к примеру, крупнейших лесных массивов планеты, а именно они будут уничтожены в первую очередь, нарушит хрупкое экологическое равновесие с катастрофическими последствиями для жизни на нашей планете, а не только для человечества.

Если автора спросят, видит ли он разумные действия человека перед угрозой перепроизводства воды, то он ответит отрицательно.

Внушает оптимизм только то обстоятельство, что человек изобретателен и если он осознает какую-либо угрозу, он найдет способ отвести или максимально ослабить эту угрозу. Но для этого он должен именно осознать эту угрозу. А после этого возможно будет осуществить комплекс необходимых мер. До сих пор микробиологи исследовали водородные бактерии в основном с целью их практического использования для выработки биомассы, не обращая внимания на производство воды. Микробиологам известно, что вода вырабатывается не только водородными бактериями. В литературе есть сведения, что в небольших количествах даже растения могут вырабатывать воду. Для получения авторитетных результатов без специальных исследований не обойтись. По вопросу о том, где живое производит основную массу воды, в почвах или в глубинах земных недр, автор не нашел литературных данных. Может оказаться, что недра Земли действительно извергают воду, вот только образуется она там благодаря деятельности живого. Давно известно также, что уничтожение лесов уничтожает и реки. Сейчас это объясняется тем, что вода не задерживается весной без лесной подстилки. Но в действительности из лесной зоны реки выносят в океаны воды больше, чем получает эта зона влаги в виде осадков. И уравнивание стока рек с количеством осадков географы делают только потому, что считают воду веществом исключительно абиогенного происхождения, количество которой неизменно и которая только и совершать свои круговороты…

В пользу выдвигаемой здесь гипотезы можно привести и данные по планетам земной группы. Венера и Марс не так уж отличаются от Земли по массе и положению относительно Солнца. Но они кардинально отличаются от Земли по двум параметрам: по Жизни и по Воде. Уже это наталкивает на мысль: Жизнь есть на Земле потому, что на ней есть Вода, а Вода есть на Земле, потому что на ней есть Жизнь.

Чем пристальнее мы будем рассматривать эту гипотезу со всех точек зрения, тем привлекательнее и достовернее она будет представляться.

Прежде всего, читатель должен заметить, что автор здесь ничего не изобрел! Он лишь соединил в единое целое исследования двух крупных ученых, микробиолога Беляевой и геолога Ларина. Так что свои претензии читатель должен предъявлять не автору, а этим известным ученым!!!

Внимательный читатель найдет, с его точки зрения, слабое место в представленной гипотезе и попросит автора ответить на вопрос: почему биосфера стала столь энергично производить воду лишь 150 млн. лет назад, если прокариоты, по всеобщему мнению, суть древнейшие организмы?

На этот вопрос можно ответить так: а кто доказал, что водородные бактерии возникли раньше, чем 150 млн. лет назад? Ведь и эукариоты уже очень давно на Земле, а млекопитающие, к примеру, возникли тоже совсем недавно.

Впрочем, автор имеет на это и серьезный ответ, но он не входит в объем настоящей работы.

Не следует думать, будто данная гипотеза отвергает абиогенные источники воды, подобные названным в известных гипотезах. Просто автор надеется, что данная гипотеза позволяет сделать дополнительный шаг к истине.

Здесь можно еще заметить, что молекулы воды, поднимаясь в высокие слои атмосферы, подвергаются разложению и водород, как наиболее легкий газ, улетучивается в космос. Ясно, что этот процесс ведет к уменьшению массы воды на нашей планете. И здесь важно определить, как изменяется объем океанов. По мнению автора, объем вод Мирового океана постоянно увеличивается!!! Но научный ответ на этот вопрос могут дать только научные исследования.

И последнее.

Почему эта гипотеза не была выдвинута более чем полвека назад, когда были обнаружены и исследованы водородные бактерии? Причина в том, что микробиологи рассматривают мир в микроскоп и потому не могут увидеть океанов. А авторы гипотез о возникновении океанов смотрят на Землю из космоса и не видят с такой высоты микроскопических бактерий.

2.3. Вода и смерть

В своей предыдущей статье «Жизнь и вода» [5, 6] на основании исследования микробиологами водородных бактерий автор выдвинул гипотезу о том, что основная масса воды Мирового океана была произведена жизнью в лице, главным образом, водородных бактерий, а также что производство воды продолжается в планетарных масштабах и что этот процесс приведет к уничтожению Суши, а значит и Жизни в привычных нам формах.

Однако это последнее утверждение об уничтожении Суши не было развито, ничем не было подкреплено, то есть было просто продекларировано.

В данной работе автор намерен показать, какие процессы приводят к уничтожению Суши, используя результаты, полученные геологами. Следует заметить еще, что эта работа связана с предыдущей лишь философски, что и выражают названия работ. Для чтения этой работы совсем необязательно соглашаться с первой и даже ее читать. Здесь берется Мировой океан как данность, то есть безотносительно к его происхождению, и рассматривается только его взаимоотношение с Cушей. Поэтому название работы можно было бы обозначить как реализм глобальной геотектоники или что-то в этом роде. Но автор склонен к выбранному варианту названий потому, что эти названия отражают философские взгляды автора.

Постановка задачи

По литературным данным Суша занимает 29,2 %, а Мировой океан 70,8 % площади нашей планеты [7] . Здесь возникает вопрос: было ли это соотношение таким всегда, то есть таковой создал нашу планету Всевышний, или оно непостоянно и было иным в прошлом и станет другим в будущем? Ответ на этот вопрос очень важен для понимания развития и дальнейшей судьбы Жизни на нашей планете. Например, по данным биологов, 90 % биомассы биосферы составляют наземные растения [8]. Но растительность распределена на суше крайне неравномерно. Если исключить из площади Суши покрытые льдом Антарктиду и Гренландию, а также многочисленные пустыни и бесплодные части горных систем, то окажется, что эти 90 % биомассы сосредоточены на совсем небольшой площади Суши!!!

Я прошу читателя обратить самое серьезное внимание на этот ФАКТ. Оказывается, что такая небольшая по сравнению с Мировым океаном часть Суши куда «массивнее» его по биомассе. Автору это обстоятельство представляется крайне важным. Это вывод фактов. И далее следует другое важное соображение.

Если мы придем к выводу, что в прошлом площади Суши и Мирового океана были в соотношении более благоприятном для Суши, чем сейчас, к примеру, что это соотношение было обратным к современному, то нам придется признать, что в прошлом биосфера могла быть куда мощнее современной, и в этом случае придется признать, что пик Жизни на нашей планете уже давно пройден, и она идет к закату, а это очень серьезный вывод.

Ну, а если мы представим себе, что наша планета совсем лишилась Суши, то сможем ли мы вообще говорить о биосфере и о ее биомассе?

Итак, можем ли мы оценить, каким было соотношение площадей Суши и Мирового океана, допустим, 1 миллион лет назад? Этот отрезок времени привлекает автора потому, что он невелик, и логично предположить, что физические условия на планете вполне соответствовали современным, что позволяет применять к таким отрезкам времени сегодняшние экспериментальные данные.

Насколько известно автору, вопрос в такой постановке не ставился. И автор будет благодарен читателю, если он укажет на его недостаточную осведомленность. Удалось лишь найти в статье «Назад к Пангее» Андрея Курочкина [9] утверждение, что «соотношение суши и воды на Земле за последние 570 миллионов лет не менялось». К сожалению, автор не указал никаких соображений, которые привели его к этому выводу. К тому же

А. Курочкин в этой же статье сообщает, что 225 млн. лет назад суша занимала 40 % земной поверхности!?

Неизвестно, как относится мировая геологическая общественность к подобным утверждениям. Автору такие заявления представляются сомнительными.

Далее в Казахстане [10] появилась теория о том, что современное соотношение площадей Мирового океана и Суши является не просто постоянным, но оно даже является ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ КОНСТАНТОЙ!!! У автора нет слов, чтобы хоть как-то прокомментировать столь удивительное открытие. К сожалению, это все, что удалось встретить автору по вопросу соотношения площадей Мирового океана и Суши в свете исторической геологии. И он снова обращается за помощью к всеведущему читателю.

Итак, как и с чего начинать исследование? Представляется неизбежным начать с внимательного рассмотрения феномена разрушительной деятельности моря, а именно, с феномена разрушения и отступания берегов.

Фактических материалов по разрушению и отступанию берегов столь много, что, казалось бы, их должно было хватить не на одну статью. Автор провел добросовестный поиск источников и обнаружил множество таких данных. Вот некоторые из них:

  1. Каспий. Дагестанское побережье отступает на 20-25 м в год [11].
  2. Активизация абразии в Крыму. Западный берег отступает от 5-10 сантиметров до 2-3 метров в год, при этом отступание возрастает. Южный берег отступает от нескольких миллиметров в столетие до 3 метров в год, при этом отступание тоже возрастает. Восточный берег отступает от 0,3-0,4 до 1,4-1,8 метров в год [12].
  3. Калининградское побережье Балтики отступает от 0,2 до 1,8 метров в год [12].
  4. Термоабразивные берега отступают на 3,5- 4,5 метра в год [12].

И это лишь малая часть данных по России. Есть данные по отступанию берегов Англии, США и других стран. Так, в статье Джима О’Коннела приводятся данные по береговой линии Массачусетса: “Береговая линия штата Массачусетс, выходящая на океан, на протяжении 1000 миль разрушается со скоростью 6 дюймов в год в течение последних 140 лет, при этом в некоторых областях средняя скорость разрушения берегов составляет 12 футов в год.” (пер. с ан.яз.) [13].

Казалось бы, нужно только полнее собрать факты, и картина прояснится. Следует отметить, что феномен разрушения берегов указывается в геологической литературе как фактор планетарного значения, но исследований этого феномена автор обнаружить не смог. И поэтому он начинает свою работу как бы с чистого листа, что для него крайне затруднительно.

В попытках ответить на поставленный выше вопрос автор пришел к выводу, что использование имеющихся сведений о разрушении берегов совершенно невозможно. К примеру, прекрасный набор таких материалов приводит Ф.Э. Арэ [14] для термоабразивных берегов, то есть побережья Северного ледовитого океана. Однако и в его работе отсутствуют аналитические выкладки, которые можно использовать.

Дело в том, что по этим данным нельзя получить усредненную величину отступания берегов, а именно она нужна для ответа на поставленный нами вопрос, но для этого надо проводить специальные исследования.

Прекрасное исключение из этого правила автор нашел в обзоре Еврокомиссии по разрушению берегов Европы [15]. Эта работа была выполнена на самом высоком уровне при значительных финансовых затратах, поэтому наше основное исследование проблемы мы построим на этом материале, для чего процитируем начало статьи.

«Берега Европы находятся под растущей угрозой эрозии. Береговая эрозия есть постепенное разрушение земли морем. Пятая часть береговой линии Европы отступает в диапазоне 0,5-2 метра в год, а в немногих драматических случаях даже до 15 метров».

Особая ценность данной работы для наших целей состоит в том, что в ней приводится таблица, подобно которой автор не смог найти в других источниках (табл. 1).

Таблица 1. Эрозия морских берегов европейских стран.

Страна

% от разрушающейся береговой линии

 

Страна

% от разрушающейся береговой линии

Бельгия

25,5

 

Италия

22.8

Кипр

37,8

 

Латвия

32,8

Дания

13,2

 

Литва

24,3

Эстония

2

 

Нидерланды

10,5

Финляндия

0,04

 

Польша

55

Франция

24,9

 

Португалия

28,5

Германия

12,8

 

Испания

11,5

Греция

28,6

 

ЮАР

2,4

Ирландия

19,9

 

Великобритания

17,3


Если бы мы имели такие таблицы по всему побережью Мирового океана, наши дальнейшие выкладки были бы более убедительны. Но таковых у автора нет, к сожалению. Здесь следует заметить, что абсолютно стойких берегов не существует в принципе. Даже если берег будет разрушаться со скоростью нескольких миллиметров в столетие, в пересчете на сотни миллионов лет мы все равно получим впечатляющие величины отступания такого берега.

Итак, можно принять, что средняя величина отступания эрозионных берегов Европы составляет 1,25 метра в год. Поскольку интенсивно эродирует пятая часть берегов, мы разделим эту цифру на пять, и получим 0,25 метра в год.

Это будет усредненная величина годового отступания берегов Европы. Однако мы не станем принимать эту величину для всей Суши, так как Европа очень высокоразвитая часть Суши, и негативное влияние человека здесь может быть велико. В первом приближении мы примем, что среднее отступание берегов Суши без вмешательства человека составляет только 0,1 метра в год. Заметим еще, что данная величина согласуется и с другими источниками, правда не столь определенными, как исследование Еврокомиссии. К тому же читатель легко убедится в том, что и принятая минимальная цифра 0,1 метра в год приведет нас в шоковое состояние.

Итак, мы принимаем некоторым образом обоснованную величину и считаем, что вся Суша планеты в среднем отступает в год на 10 см под натиском Мирового океана. Здесь мы обращаем особое внимание читателя на том, что мы совсем не рассматриваем отступание берегов в результате повышения уровня Мирового океана. Мы рассматриваем только разрушительную деятельность вод этого океана. Итак, займемся арифметикой.

Протяженность береговой линии Мирового океана оценивается в 770∙103 км [12]. За период в 106 лет Суша отступит в среднем на 100 км, а ее площадь уменьшиться на 77,0∙106 км2. Ну а какова же площадь Суши сейчас? Справочники дают нам величину 149∙106 км2. Пусть читатель не осудит автора за некоторую вольность с геометрией при подсчете утраченной площади, ведь эти цифры призваны выявить лишь качественную картину.

А теперь всмотримся, а главное, вдумаемся в эти цифры, уважаемый читатель. Всего лишь за 1 миллион лет, ничтожный по масштабам геологического времени период, площадь нашей среды обитания уменьшилась в полтора раза! Итак, у нас получилось, что 1 миллион лет назад площадь Суши составляла 226∙106 км2, а площадь Мирового океана была 284∙106 км2. Следовательно, в те совсем близкие времена Мировой океан лишь незначительно превышал по площади Сушу! Если предположить, что условия для растительности были тогда не хуже, а, допустим, даже лучше современных, то какова была, насколько или даже во сколько раз биомасса биосферы превосходила тогда современную?

Разумеется, можно оспорить этот вывод. Более того, эта цифра пугает и автора! Но какую величину среднего отступания берегов можем мы выбрать, уважаемый читатель, и на основании каких фактических данных? И каким еще способом, скажем, более точным, оценивать потерю площади суши? Автор был бы чрезвычайно признателен и благодарен за получение помощи в этом вопросе – важнейшем вопросе для понимания будущего Жизни на нашей планете!

В еще более шоковом состоянии окажемся мы, уважаемый читатель, если заглянем на 1 млн. лет в будущее. Автор предоставляет сделать эти выкладки храброму читателю. Заметим еще, что ситуация ничуть не изменится, если мы произвольно, вопреки фактическим данным, уменьшим темп разрушения и отступания берегов, допустим, на порядок. Мы только получим, что уменьшение площади Суши на треть произошло за 10 млн. лет. Но ведь и этот срок чрезвычайно мал по сравнению с сотнями миллионов лет, которыми оперируют геологи! Так что проблема здесь совсем не в цифре, какую мы выберем, а в принципиальном подходе к проблеме. Если мы не будем учитывать разрушение Суши, считая, что она состоит вся из не слишком прочных горных пород, а из сплошных титановых отливок, к примеру, то можно строить какие угодно теории о поведении этих титановых отливок на поверхности планеты. И тогда мы получим результаты, которые никак не согласуются с фактами быстрого разрушения Суши водами Мирового океана!

Но здесь может последовать вопрос: ну и что? Чего мы испугались, ведь Мировой океан не только разрушает Сушу, но и создает ее!!! Но вот ФАКТОВ созидающей деятельности Мирового океана автору обнаружить не удалось. Вся геологическая литература содержит только разделы о разрушительной деятельности моря, но не о его созидательной деятельности. Да и в данных Еврокомиссии, на которых базируются наши выводы, совсем не говорится о, допустим, созидающей деятельности моря. Если бы мы получили материалы, согласно которым площади Франции, Италии уменьшаются в результате наступания моря, а площади Финляндии или Литвы увеличиваются за счет отступания моря, тогда проблема выглядела бы совсем в другом свете. Но это не так, и мы должны признать, что Суша разрушается безвозвратно!!!

Это принципиальное положение, и читатель должен либо принять его, либо отвергнуть. Но если он будет отвергать это положение, то пусть он делает это на основе фактов, а не по известному принципу: «Этого не может быть потому, что не может быть никогда!», на основе фактов, свидетельствующих о том, что где-то в просторах Мирового океана происходит устойчивый подъем дна в планетарных масштабах, к примеру, что площади некоторых групп островов постоянно увеличиваются и это дно и заменяет нам нашу Сушу и сейчас и в будущем. Или найти факты, что разрушение Суши в одних местах береговой линии Мирового океана компенсируется созиданием Суши в других местах этой береговой линии. В геологической литературе принято подразделять берега на абразивные и кумулятивные. Но намывание песка течениями, параллельными берегу, не приводит к созданию суши, ибо длительный труд этих течений уничтожается за часы ураганами! Единственный устойчивый процесс наступления суши на море мы наблюдаем в дельтах некоторых крупных рек, но это уже заслуга рек, которые разрушают сушу с такой энергией, что море не успевает поглотить выносимый реками материал. Никакие другие факты отступания моря в значительных и устойчивых масштабах, сравнимых с масштабами разрушения Суши, автору неизвестны.

В защиту положения о быстром уменьшении площади суши приведем всего один пример из множества. Геологи уверены, что возраст Балтийского моря составляет около 10 тысяч лет. Следовательно, только за это время и только в одном месте Мировой океан украл у Суши громадную площадь!!! Мы ведь нигде не найдем утверждения, что за это время Мировой океан где-то вернул Суше этот долг!!! О каком постоянстве соотношения площадей Суши и Мирового океана в таком случае может идти речь?!

В теоретическом построении, носящем название Новая Глобальная Тектоника, есть положение о том, что за счет магматизма в местах островных и материковых дуг происходит наращивание материковой коры в объеме около 0,5 км3 в год. Однако, если это и соответствует действительности, этот процесс лежит вне проблемы взаимодействия Мирового океана с Сушей. Да и в указанных местах Суша также отступает под натиском Мирового океана! К сожалению, автору пришлось упомянуть общепринятую теорию. Он ни в коем случае не намерен оспаривать это теоретическое построение. Ему непонятно только следующее. Авторы Новой Глобальной Тектоники при рассмотрении динамики земной коры почему-то совсем изымают всю гидросферу с поверхности нашей планеты! Но разве это допустимо? Ведь силы давления километровых толщь воды под действием поля тяготения на Сушу столь велики, что может быть именно они и определяют главным образом геотектонику литосферы в пределах биосферы?

Поскольку безвозвратное разрушение Суши автору приходится признать фактом, то из этого факта можно сделать очень важные выводы. Вот лишь некоторые из них:

  1. Биологический. Жизнь на нашей планете в известной нам форме уверенно идет, нет, она уверенно катится к закату. Возникает вопрос, когда же был пик мощности Жизни на планете, ее, если так можно выразиться, звездный час? Может быть, во времена динозавров?
  2. Географический. Наша планета 1 миллион лет назад выглядела из космоса совсем не так, как сейчас. Не исключено, что уже тогда Суша и была тем мифическим суперматериком Пангея, о котором так любят рассуждать геологи. Укажем для справки, что под Пангеей мы подразумеваем состояние, когда вся суша соединена в одно целое, и кругосветное путешествие на каравеллах невозможно.
  3. Геологический. Если использовать военную терминологию, то можно сказать, что Суша уже давно проиграла сражение Мировому океану и сейчас повсеместно и беспорядочно отступает.

Согласно теме статьи, мы сосредоточим внимание, прежде всего, на геологическом аспекте.

Если двигаться от берега в океан, то мы пересекаем шельф, за которым довольно резко начинается материковый склон. Ширина шельфа различна, но в целом, за исключением некоторых районов Арктики, она невелика и находится в пределах от первых десятков до первых сотен километров. Кстати, ввиду того, что в Арктике преобладают термоабразивные берега, они разрушаются со скоростью, доходящей до 50 м в год! [14]

При этом возникает вопрос: коль скоро берег постоянно отступает, что в этом случае происходит с материковым склоном? Если он не будет приближаться к берегу, то ширина шельфа будет постоянно расти, причем неограниченно. Но это противоречит наблюдаемым фактам. А если материковый склон будет в какой-то степени следовать за уходящим берегом, то по какой причине? Есть ли какие-нибудь силы, которые могли бы сделать материковый склон подвижным? Или, иначе, может ли какая-то сила приближать материковый склон к материку?

Здесь перед нами встает центральная и труднейшая задача – вскрыть физические феномены, которые определяют взаимодействие Суши и Мирового океана.

Представляется целесообразным начать наше размышление с опыта гидротехнического строительства.

Крупный гидроузел с высотной плотиной оснащается аппаратурой, которая контролирует не только плотину, но также и берега водохранилища. Причем контролируется расхождение берегов под гидростатическим напором, хотя какой вроде бы в этом смысл? Но инженерам известно, что породы, слагающие берега, могут оказаться не в состоянии выдержать напор воды и это приведет к печальным последствиям.

Заметим здесь, что максимальная высота плотин не превышает 400 метров. И, соответственно, невелики глубины водохранилищ и гидростатическое давление воды (в дальнейшем для краткости ГСД).

Теперь нам нужно внимательно посмотреть на физический глобус с точки зрения гидростроителя. Если мы включим наше воображение, мы увидим громадное естественное водохранилище, называемое Мировым океаном, внутри которого расположены естественные плотины, которые мы называем материками, полуостровами и островами.

Гидростатическое давление воды действует здесь точно так же, как и в рукотворном море, только в десять, двадцать и более раз сильнее! Можно подумать, что ничего не произойдет, ведь вода просто сдавливает нашу естественную плотину в виде острова, к примеру, СО ВСЕХ СТОРОН, и поэтому сделать с ним ничего не сможет. Так оно и есть, конечно, если не учитывать фактор ВРЕМЕНИ.

А вот с учетом фактора времени, причем ГЕОЛОГИЧЕСКОГО, картина будет другой!!!

Величайшей заслугой теоретической геологии является открытие КРИПА, это английский вариант русского слова ПОЛЗУЧЕСТЬ (creep – англ.). Собственно говоря, для физиков это понятие элементарно и достаточно хорошо изучено. Геологи также широко пользуются этим понятием. Несомненно, что мы не можем уразуметь практически ничего в геотектонике без использования этого понятия. И уж точно нельзя создать никакого разумного теоретического построения без учета того, что земная твердь при длительных нагрузках ведет себя как очень вязкая жидкость. Причем как очень специфическая жидкость!

Итак, вся суша находится под действием постоянных и громадных по величине усилий сжатия от гидростатического давления абиссальных глубин Мирового океана. При этом могут быть различные ситуации. К примеру, для очень прочных пород кристаллического фундамента даже давления вплоть до тысячи атмосфер могут оказаться все еще недостаточными для вхождения в зону ползучести. Однако для большинства пород, особенно осадочного характера, мы можем предположить такой вариант поведения Суши, что она не может выдержать этих усилий и… плывет… в САМУ СЕБЯ!? Это сложный для понимания процесс, в том числе, это трудно понять и автору. И что означает практически течение Суши в саму себя? Это означает, что как вязкая жидкость компоненты Суши плывут в направлении наименьшего сопротивления, в том числе, а, скорее всего, преимущественно вверх! Но как же может быть, чтобы ГСД воды поднимало сушу? Посмотрим, как понимает этот процесс автор. Но предварительно мы должны учесть, что гидростатическая сила действует перпендикулярно поверхности, и она раскладывается на горизонтальную и вертикальную составляющие. Здесь нас интересует, конечно, горизонтальная составляющая силы ГСД.

Вообще говоря, само по себе движение некоторых частей Суши вверх – явление широко распространенное, и оно называется горообразованием. Согласно современным представлениям, к примеру, Гималаи есть и растут потому, что Индостанская плита давит на Азиатскую, и для геологов здесь вроде бы нет никаких теоретических проблем. Эта точка зрения известна автору, но она представляется ему не совсем удовлетворительной и требует дальнейшего уточнения.

Если допустить, что ничего слишком уж сложного в теории ползучести нет, то автор попробует изложить этот процесс на феноменологическом уровне таким образом.

Согласно теории ползучести, последняя реализуется как движение дислокаций. Это означает, что если бы структура земная тверди была идеально однородной, близкой, к примеру, к идеальной кристаллической решетке хотя бы алмаза, то ползучесть была бы практически невозможна. Но как раз дело в том, что земная твердь представляет собой хаотическое нагромождение совершенно разнородных структур. Можно даже сказать, что наша земная твердь и есть одна сплошная дислокация. Именно поэтому Суша не выдерживает и плывет. Следующим важнейшим фактором является насыщенность Суши подземными водами, которые облегчают скольжение дислокациям.

Так что мы не должны понимать процесс так, будто горизонтальная составляющая ГСД непосредственно поднимает породы вроде подъемного крана, просто дислокации ползут по пути наименьшего сопротивления, в том числе и вверх. Они ползут вверх потому, что преодолеть притяжение Земли не слишком сложно. Ведь удельный вес материала Суши невелик, и даже вода всего в 2-3 раза легче него. А силы ГСД, в том числе и их горизонтальные составляющие, громадны.

Итак, тиски ГСД создают напряжения сжатия в телах Суши, вызывая различные течения в этих телах. Тенденция поднятия Суши компенсируется процессами эрозии, которые срезают сушу, а также процессами изостазии. Эти процессы хорошо известны, и нет надобности перечислять их. В результате непрерывного действия этих факторов средняя высота Суши над уровнем моря, возможно, существенно и не меняется со временем, а вот площадь Суши постоянно сокращается, при этом площадь Мирового океана соответственно увеличивается. В этом и заключается ГЛАВНЫЙ ГЕОТЕКТОНИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС! Суша постоянно сжимается как известная шагреневая кожа в одноименном произведении Оноре де Бальзака, а Мировой океан постоянно разрастается. Но процесс разрастания Мирового океана за счет уменьшения Суши не может протекать без параллельного процесса: процесса постоянного образования океанской коры преимущественно за счет увеличения площадей абиссалей, и этот феномен потребует рассмотрения, хотя и не в этой работе.

В своем движении внутрь себя суша создает НАПРЯЖЕНИЯ РАСТЯЖЕНИЯ в океанской коре, кора трескается, и эти зоны называются сейчас ЗОНАМИ СПРЕДИНГА. Нам необходимо четко представлять, что причина наличия разрывов коры океанов легко объяснить ТОЛЬКО И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДВИЖЕНИЕМ СУШИ внутрь себя, которое растягивает при этом кору океанов за счет СИЛ ТРЕНИЯ вплоть до разрывов!!! Стоит посмотреть внимательно на профиль материковых склонов, как это обстоятельство проясняется совершенно. Действительно, если бы материковые склоны были неподвижны, то профиль материковых склонов имел бы другой характер, какой имеет место в мелководных водоемах озерного типа. Там величины гидростатического давления малы ввиду малой глубины, и профиль дна имеет плавный, можно сказать, синусоидальный характер. Наличие четкого края материкового склона указывает на то, что здесь имеет место геодинамический процесс. Заметим, что в свете нашей гипотезы легко объясняется также наличие трансформных разломов океанской коры.

Итак, мы высказали гипотезу и только гипотезу. Можно ли сказать что-нибудь в ее защиту? Прежде всего отметим, что эта гипотеза не противоречит законам физики. Она не противоречит также и воззрениям геологов, которые уверены в том, что главное воздействие на горные породы производят ДЛИТЕЛЬНО ДЕЙСТВУЮЩИЕ СИЛЫ, пусть и небольшие по величине. Но можем ли мы найти более стабильную во времени силу, чем сила ГСД? Разумеется, лучшей защитой было бы приведение физико-математических выкладок, доказывающих эту гипотезу. Увы, автор не может выполнить такую работу. Да она и невыполнима, скорее всего, ввиду совершенно невероятной сложности предмета исследования. И все-таки ситуация с обоснованием нашей гипотезы не столь безнадежна, как это может показаться на первый взгляд.

Посмотрим на проблему с другой стороны. Согласно литературным данным, ветер уносит в Мировой океан материал Суши в количестве 1,6∙109 т/год. Затем поверхностные воды уносят 22∙109 т/год и еще 3∙109 т/год в растворенном виде . Эти три цифры в сумме составляют 26,6∙109 т/год. Если принять для простоты плотность уносимого материала Суши 2, 66 т/м3, то мы получим 10∙109 м3 или 10 км3 в год. Далее известно, что средняя высота Суши над уровнем моря составляет 840 метров. Поскольку мы знаем площадь Суши, мы легко узнаем объем материала Суши до уровня Мирового океана, и он составит 125,16∙106 км3. А это означает, что если ветровая и водная эрозии будут разрушать усредненную по высоте Сушу равномерно на всей площади, то они срежут ее до уровня моря за 12,516∙106 лет. Но ведь и отрезок времени 12,5 млн. лет очень мал в масштабе геологического времени! Возникает вопрос: почему Суша до сих пор существует, если она уже давно должна быть срезана до уровня Мирового океана процессами эрозии? Просим читателя обратить самое серьезное внимание на этот феномен. Даже если мы учтем, что процессы водной и воздушной эрозии уносят материал Суши в Мировой океан неравномерно, что вполне верно, все равно за 12,5 млн. лет от Суши должны остаться лишь «рожки да ножки». А мы видим все еще довольно обширные материки…

Решить эту проблему легко с использованием гипотезы, изложенной выше: Суша расплачивается за свое существование неуклонным сокращением своей площади, которую она отдает Мировому океану! А вот с другими гипотезами факт существования Суши никак не согласуется.

Здесь мы должны обратить внимание читателя на следующее. Мы имеем экспериментальный материал, несовместимый с гипотезой, утверждающей, что наши материки, оседлав литосферные плиты, могут сотнями миллионов лет плавать среди бушующих волн океанов, в некотором роде уподобляясь кораблям флибустьеров с черными флагами на мачтах. Или же могут стоять невредимыми неподвижно на прочных якорях, как полагают «фиксисты». Игнорирование фактов быстрого разрушения суши всеми видами эрозии – быстрого по геологическим масштабам времени, конечно,- не может способствовать созданию действительно всеобъемлющей и непротиворечивой теории глобальной геотектоники.

В поддержку позиции автора можно привести еще следующие соображения.

Считается, что Скандинавские горы представляют собой покров, надвинутый на кристаллический фундамент Скандинавского полуострова с запада на восток на расстояние более 250 километров [18]. Но на западе расположена Атлантика, Норвежское море! Будет ли необоснованным предположение, что здесь движущей силой явилось ГСД вод этого моря?

Считается далее, что в Аппалачских горах Северной Америки есть покровы, надвинутые с востока на запад на расстояние 200 километров [18]. Но ведь на востоке мы видим воды Атлантики. Разве не логично предположить, что здесь также причиной могло быть ГСД вод Атлантики?

В обоих случаях мы имеем в наличии громадные силы ГСД, способность земной тверди перемещаться под действием сил за время, измеряемое геологическим масштабом, особенно если для надвигов есть благоприятные внешние условия в виде, например, кристаллических оснований подходящей геометрии.

И еще одно соображение. Считается, что в настоящее время южноамериканский материк движется на восток со скоростью 28 мм в год, а Австралия движется на север со скоростью 46 мм/год. Если это так, то правомерен вопрос: а не может ли это движение быть вызвано ГСД воды? Если мы посмотрим снова на глобус, мы увидим, что налицо серьезное различие в глубинах вод, окружающих эти материки и как раз такие, чтобы эти материки могли двигаться как целое в приводимых в литературе направлениях. Итак, стоит ли нам так уж увлекаться недостижимым для эксперимента царством Плутона, не лучше ли попробовать обойтись теперь уже довольно хорошо изученным царством Нептуна?

Однако изложенных соображений недостаточно для того, чтобы идея этой статьи могла стать основой для теоретического построения. Поэтому необходимо решить следующие серьезные проблемы.

  1. Куда исчезает уносимый в бездны Мирового океана материал Суши? Ведь он не может просто откладываться на дне абиссальных глубин, так как состав Суши значительно отличается от состава океанического дна, это установлено исследованиями дна океанов. Это очень сложная проблема, и без объяснения этого феномена нам не обойтись. И далее…
  2. Почему же все-таки вздымаются горные системы? Имеющиеся на сегодняшний день объяснения феномена горообразования не удовлетворяют автора, прежде всего, потому, что они не согласуются со следующим экспериментальным фактом: тепловой поток из недр нашей планеты выше на горах, чем на равнинах!!! Согласитесь, уважаемый читатель, что этот факт выглядит парадоксом. Общеизвестно, что температура недр нашей планеты увеличивается с глубиной. Градиенты температуры различны в разных районах, но все они имеют один знак. Казалось бы, поскольку поверхность равнин ближе к недрам Земли, чем вершины гор, то и ее тепловое излучение должно быть выше!!! Однако этот феномен – экспериментальный факт. И этому феномену должно быть дано непротиворечивое объяснение.

Но, поскольку объем статьи ограничен, мы оставим рассмотрение этих вопросов на будущее. Здесь мы посмотрим на всю проблему геодинамики с точки зрения фундаментальной, то есть с точки зрения теоретической физики.

Несомненно, что главной силой на нашей планете, которая собственно и позволяет существовать Земле, является поле тяготения. Но поле тяготения обладает одной фундаментальной способностью, которую нельзя не учитывать. Оно работает в таком направлении, чтобы поверхность нашей планеты стала в пределе идеальным геоидом, то есть, чтобы в любой точке планеты сила тяготения была перпендикулярна поверхности! Автор просит обратить особое внимание читателя именно на этот сегмент статьи!!!

Теперь снова посмотрим на глобус, чтобы определить, что мешает нашей планете достичь идеала. Мы увидим, что идеал практически достигнут на поверхности Мирового океана, а также очень близок к нему на поверхностях абиссалей. В цифрах это составляет 70 % площади планеты для границы гидросфера-атмосфера и 50 % для границы литосфера-гидросфера [18]. Автор считает, что это положение есть результат направленной деятельности поля тяготения земли. Для того чтобы попытаться убедить в этом читателя, проведем мысленный эксперимент.

Представим себе, что вдруг вся земная твердь, которая отстоит от центра Земли далее поверхностей абиссалей, утратила свою прочность, приобретя, к примеру, прочность мороженого. Какое положение мы увидим? Мы увидим, что граница атмосфера-гидросфера заняла ВСЮ поверхность планеты и стала идеальным геоидом, при этом граница литосфера-гидросфера стала на всей поверхности планеты почти идеальным геоидом. Тогда поле тяготения Земли, образно выражаясь, вздохнет с удовлетворением от выполненной им работы и задремлет от безделья, так как никакая работа этого поля на указанных границах станет невозможной. Это сейчас поле тяготения крутит колеса турбин на гидроэлектростанциях, тащит в пропасти невезучих альпинистов и делает массу другой работы. И главным препятствием на пути к идеалу для поля тяготения земли является СУША, и именно ее поле тяготения уничтожает всеми имеющимися в его распоряжении средствами.

А главным оружием поля тяготения является Мировой океан!!!

Громадная масса воды, созданная, по гипотезе автора, Жизнью в лице водородных бактерий, стала столь грозной силой в руках поля тяготения, что Суша исчезает буквально на глазах, конечно в масштабах геологического времени. И мы не должны с вами, уважаемый читатель, забывать, когда мы на глобусе видим абиссали в океанах, что они расположены на просторах бывшей Суши!!!

Но самое главное, когда мы с вами, уважаемый читатель, рассматриваем абиссальные глубины на просторах океанов, мы с вами смотрим в будущее нашей планеты и совершенно ясно и отчетливо видим это будущее!!!

Выводы. Их надо подразделить на бесспорные и дискуссионные.

Единственный бесспорный вывод заключается в том, что Мировой океан, вооруженный полем тяготения земли, может оказаться главным фактором (или одним из главных), определяющим глобальные геодинамические процессы в пределах биосферы. В любом случае его влияние никак нельзя игнорировать. И далее выводы дискуссионного характера.

  1. Главным действующим лицом, которое меняет облик нашей планеты в пределах биосферы, является поле тяготения земли, вооруженное Мировым океаном. Оно действует согласно фундаментальным законам физики, уже придало большей части поверхности планеты форму геоида и выполнит свою задачу до конца.
  2. Но это означает, что Суша обречена и исчезнет совсем быстро по масштабам геологического времени, т.е. за очень немногие миллионы лет.
  3. Исчезновение Суши означает исчезновение Жизни на нашей планете в привычном для нас виде и полноте.

Здесь необходимо пояснить следующее. Читатель может подумать, что исчезновение Суши никак не скажется отрицательно на Жизни в Мировом океане, но это не так. Первичным звеном трофической (пищевой) цепи в воде является планктон и прежде всего фитопланктон. Но поставщиком веществ, необходимых для построения тел планктона является не вода, как таковая, а земная твердь и прежде всего Суша. В случае, если вода покроет всю поверхность планеты, то где планктон возьмет необходимые ему вещества? Ведь даже сейчас, когда на нашей планете суши довольно много, продуктивными являются только морские просторы с незначительными глубинами, в основном шельфовые зоны. А 70% Мирового океана в лице абиссальных глубин являются, в сущности, зонами смерти, наподобие пустынь, где концентрация жизни чрезвычайно мала.

Этим мы могли бы закончить статью, если бы не одно обстоятельство. В своей работе [19] академик Хаин В.Е. пишет: «Очевидно, начиная с конца юры и особенно с конца мелового периода произошло значительное увеличение размаха рельефа земной поверхности – материки поднялись, а дно океанов опустилось». Автор считает это заявление обоснованным и приводит его, хотя оно ставит гипотезу автора вроде бы в трудное положение. В том случае, если виновником указанного феномена является Мировой океан, а не другие факторы, то получается, что он уничтожает Сушу весьма своеобразным способом: он временно увеличивает размах рельефа земной поверхности! Но это соображение, возможно, вписывается в гипотезу автора. Но вот глубоководные желоба или впадины в эту гипотезу пока не вписываются. Если их существование обязано феномену субдукции, принятого в тектонике литосферных плит, то может получится мирное сосуществование двух феноменов. Если же субдукция является мифом, то автору придется объяснить, каким образом Мировой океан «вгрызается» в океанское дно.

Вообще говоря, автору такая задача представляется вроде бы выполнимой, только не в объеме данной статьи, которая и так уже слишком тяжеловесна.

Автор еще раз должен предупредить читателя, что он нисколько не возражает против тектоники литосферных плит. И он не является также сторонником «фиксистов». Его интересует, в сущности, только судьба биосферы, и именно Суши как определяющей части современной биосферы. Гипотеза тектоники литосферных плит предполагает некоторого рода круговорот Суши в пределах биосферы, т.е. вечность Суши, а это представляется автору идеей совсем далекой от истины. Идея неподвижных и несокрушимых материков также далека от истины. Ибо автор глубоко убежден в следующих философских принципах.

  1. Движение – абсолютно, покой – относителен. С точки зрения этого принципа вполне естественно, что практически вся поверхность нашей планеты подвержена постоянным и различным движениям (вертикальным и горизонтальным). Ибо к нашей планете неприменимо понятие абсолютно твердого тела, которое есть не более, чем физико-математическая абстракция. И хорошо, что наша живая планета – живая не в биологическом смысле слова – постоянно меняется. И материки тоже движутся, только по мысли автора их главное движение в наше время, к сожалению, – это движение в небытие…
  2. Причиной гибели Жизни на нашей планете будет сама Жизнь, и она уничтожает сама себя уже сейчас в том числе и руками Мирового океана, который она создала. Жизнь увеличивает количество воды сейчас и не прекратит производство воды в будущем, ибо водородным бактериям нужны только водород и кислород, а они есть в изобилии в пределах биосферы.

Изложенная здесь гипотеза об уничтожении Суши водами Мирового океана, конечно, непривычна и может показаться невероятной.

Но вот что сказал Гаусс когда-то по поводу неевклидовой геометрии:

«Мы не можем смешивать того, что нам представляется невероятным, с абсолютно невозможным».

2.4. Заключение

Итак, терпеливый читатель познакомился с взглядами автора на возникновение, развитие и угасание жизни на нашей планете, изложенные с максимально широкой точки зрения. А самую широкую точку зрения может обеспечить только диалектическая логика. Насколько близки к истине взгляды автора и имеют ли вообще они отношение к этой самой истине – судить читателю. Автору осталось сделать лишь несколько замечаний общего характера.

1. Уверенность биологов в том, что жизнь на нашей планете сначала возникла в виде микроскопических бактерий, которые затем, объединяясь в многоразличные ассоциации, привели к появлению и развитию собственно многоклеточных организмов, нельзя признать близкими к истине. Здесь можно приводить множество примеров, но самым ярким и бесспорным будет рассмотрение появления и развития искусственного разума в виде компьютеров. Этот разум возник и развивается на наших глазах, а не миллиарды лет назад и мы абсолютно точно знаем все нюансы его развития. И нам абсолютно точно известно, что все составляющие современных компьютеров – это недавние составляющие, т.е. никаких архаичных составляющих искусственный разум не имеет.

2. Точно так же дела обстоят и в ЖИЗНИ. Все составляющие жизни, выражаясь техническим языком, ее »комплектующие», являются нашими современниками!!! Т.е. вирусы, бактерии и далее все усложняющиеся организмы СУТЬ НАШИ СОВРЕМЕННИКИ! Другое дело, если мы будем рассматривать ИДЕАЛЬНУЮ составляющую Жизни. Здесь мы обнаружим, что формы живого, к примеру, живут очень долго, ну а уж сама идея Жизни, как таковая, она вообще бессмертна. Т.е. если наша вселенная погибнет, чему учат нас физики, то все материальное погибнет тоже, но с идеями ничего не произойдет. И если возникнет и разовьется новая вселенная, то при подходящих условиях идея Жизни снова реализуется как материальный феномен. И идеально жизнь снова будет развиваться ступенями, как и показано в настоящей работе.

Самоуничтожение жизни на нашей планете автор рассматривает не как ее полное исчезновение. Когда водородные бактерии превратят планету Земля в планету Океан, к примеру, то ничего с этими водородными бактериями не случиться, их биомасса будет только увеличиваться, если будут водород с кислородом. Под самоуничтожением жизни автор понимает исчезновение, прежде всего, таких высших форм, как человек, млекопитающее и еще многих других сложных форм живого. Если на какой-либо планете космонавты обнаружат когда-нибудь какую-нибудь захудалую бактерию, разве смогут они утверждать, что на этой планете есть ЖИЗНЬ? Если, к примеру, в Москве остался бы всего один индивид вместо десятка миллионов человек, разве она могла бы называться городом Москвой? Так и с планетой, где могут найтись бактериальные формы живого. В таких случаях, может быть, можно будет говорить, что, возможно, здесь когда-то была Жизнь!

Автор еще раз напоминает читателю, что данная работа является лишь Планом исследования, к которому он приглашает читателя, и просит не судить его слишком строго.

Список литературы

  1. Беляева М.И. Распространение водородных бактерий в природе. – Ученые записки Казанского госуниверситета, юбилейный сборник, том 114, кн.8. – 1954.
  2. Беляева М.И. О хемосинтезе у водородных бактерий. – Микробиология, том 27, вып.5. – 1958.
  3. Заварзин Г.А. Водородные бактерии и карбоксидобактерии. – Наука. – 1978.
  4. Ларин В.Н. Наша Земля. – Издательство Агар. – 2005.
  5. Каширин В.В. Жизнь и вода. – М.: Планета Земля. № 4. – 2006.
  6. Каширин В.В. Жизнь и вода. – СпБ: Вода и экология: проблемы и решения. № 1. – 2006.
  7. География мирового океана: Физическая география Мирового океана. – Л.: Наука. – 1980.
  8. Гиляров М.С. Большой энциклопедический словарь. Биология. – М.: Большая российская энциклопедия. – 2001.
  9. Курочкин А. Назад к Пангее. – Итоги, № 25/367. – 2003.
  10. Нурбек Маженов о геологической константе и возможности всемирного потопа [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.membrana.ru/articles/readers/2002/09/17/155000.html (17 сентября 2002).
  11. Каплин П.А., Селиванов А.О. Изменения уровня морей России и развитие берегов: прошлое, настоящее, будущее. – М.: ГЕОС. – 1999.
  12. Зенкович В.П. Береговая зона моря: Сборник статей. – М: Наука. – 1981. – 183 с.
  13. Jim O’Connell. Shoreline Change and the Importance of Coastal Erosion [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.whoi.edu/seagrant/education/focalpoints/shoreline.html (Апрель 2000).
  14. Арэ Ф.Э. Термоабразия морских берегов. – М.: Наука. – 1980.
  15. European Commission puts spotlight on coastal erosion / Press release from Environment DG [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.waternunc.com/gb/Edgen103_2004.htm#ho (17 мая 2004).
  16. Лазаревич К.С. Физико-географические объекты в цифрах. – М., Чистые пруды. – 2005. – 300 с.
  17. Можно ли разорвать пласты горных пород? [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.qbnl.com/?p=34
  18. Залогин Б.С., Кузьминская К.С. Мировой океан. – М. – 2001.
  19. Хаин В.Е. Общая неогеотектоника. – М. – 1964.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

#s3gt_translate_tooltip_mini { display: none !important; }
#s3gt_translate_tooltip_mini { display: none !important; }

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Отправить статью

...

Форма оплаты

Номер статьи, присвоенный редакцией
Количество страниц в статье
Количество экземпляров журнала
Доставка: РФСНГ
Скидка (%)
Заказать свидетельство о публикации
1. Стоимость публикации каждой страницы статьи составляет 200 рублей.
2. Стоимость каждого экземпляра журнала, включая его печать и доставку, составляет 300 рублей для России и 500 рублей для стран СНГ.
3. Стоимость свидетельства о публикации составляет 100 рублей

Реквизиты для оплаты через банк